27 апреля 2003
6691

Алексей Подберезкин: Тезисы глобализации

Т Е З И С Ы
для внесения поправок, предложений и обсуждения на заседании
Рабочей группы по подготовке НИР
"Глобальные тенденции развития до 2015 года.
Место России. Анализ и прогноз"
(1-й вариант, подготовленный А.Подберезкиным и С.Стреляевым с учетом замечаний некоторых членов Рабочей группы)

Состав Рабочей группы:
С.А.Андрюшин, д.э.н.
С.Л.Баяхчева
Ю.А.Булатов, д.и.н., профессор
В.И.Зоркальцев, депутат Госдумы
Т.Я.Лебедева, д.э.н.
Ю.В.Лебедев
К.К.Меркулов, д.э.н.
Л.П.Павлова, д.э.н., профессор
А.И.Подберезкин, д.и.н., профессор
С.П.Стреляев, к. полит. н.
Л.Н.Сумароков, д.т.н., чл.-корр. АН РФ
С.М.Шахрай, д.ю.н., профессор
В.В.Штоль

Содержание
I Часть. Глобальные тенденции
1. Глобализация и возможности гуманитарных наук
2. Рост общественного и государственного интереса к проблемам глобализации
3. Возможность и необходимость прогноза глобальных процессов
4. Революционный характер изменений в развитии глобальных процессов
5. Потенциал развития России в контексте глобализации
6. Геостратегические преимущества России в контексте глобализации
7. Долгосрочные тенденции в развитии системы международных отношений
8. Динамика интеграционных процессов на постсоветском пространстве
9. Перспективы роста "глобальной ответственности" США
10. Перспективы превращения КНР в сверхдержаву
11. Перспективы конфедеративного развития Европейского Союза
12. Перспективы развития Индии как новой великой державы
13. Перспективы развития Ирака как региональной великой державы
14. Региональный аспект глобализации
15. Оценка вероятности крупных региональных вооруженных конфликтов
16. Оценка режимов нераспространения ОМУ
17. Оценка развития глобальной тенденции, связанной с созданием, уничтожением и использованием ядерного оружия
18. Оценка ядерного измерения системы международных отношений
19. Оценка поведения новых ядерных государств в конфликтных и кризисных ситуациях
20. Пессимистический (в целом) характер перспектив развития глобальных процессов до 2015 года

II Часть. Роль России
1. Сценарии развития России в условиях глобализации
2. Создание модели участия России в процессах глобализации
3. Цели России в условиях глобализации
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
4. Идея "технологического рывка"
1. идеологические меры
2. организационные меры
3. экономические меры

III Часть. Концепция создания Ситуационного центра НИИ СП

1. По мере роста общественного и научного интереса к проблеме последствий глобализации появляется большое количество работ, посвященных данной теме. Работ разноплановых, нередко противоречивых, даже взаимоисключающих. Стремительно растет и заинтересованность в исследовании этой темы правительств, международных организаций. В последние годы обсуждение глобальных проблем было вынесено и на самый высокий международный уровень.

На наш взгляд, интерес к исследованию глобальных проблем подтверждает более общую тенденцию роста значения гуманитарных наук в жизни человечества в ХХI веке. Их вспомогательных, описательных, даже идеологических инструментов общества они превращаются в фактор его развития через адекватный и своевременный анализ и прогноз, необходимый как политико-финансовой элите, так и усиливающему свое влияние на процесс подготовки и принятие решений среднему классу, интеллигенции.

Несколько десятилетий назад о такой возможности говорили ученые (В.И.Вернадский, например) и писатели (И.Ефремов). Представляется, что в начале этого десятилетия можно говорить уже о ясной тенденции, стремительно набирающей силу. На наш взгляд, это произошло по двум основным причинам.

Во-первых, в результате информационной революции, количество и качество эмпирической информации, доступной исследователям, выросло многократно, в сотни и тысячи раз, сделало ее по сути объективной, научной, деидеологизированной.

Во-вторых, произошли качественные изменения в методологиях и инструментарии гуманитарного исследования, превратившие, например, социологию в точную науку.

Представляется, что качество политических и иных решений в ХХI веке будет во многом определяться уровнем развития и обеспечения гуманитарных наук.

С точки зрения сверхсрочной перспективы процессы глобализации из сферы преимущественно научного анализа и прогнозирования неизбежно перейдут в сферу реальных дипломатических, политико-правовых и т.д. технологий и принятия соответствующих практических управленческих решений.

2. Все это говорит о том, что интерес к данной теме будет расти - как правительств, так и общественных организаций. Увеличится, безусловно, и количество, а, главное, - качество исследований, в том числе специальных, посвященных глобальным процессам. На наш взгляд, можно говорить о том, что в последнее десятилетие в области изучения глобальных процессов произошло, по меньшей мере, два качественных изменения: во-первых, глобалистика, как наука из области "гипотезы", предположения, догадки, допущения перешла в категорию "теории" (пуст еще не сформировавшейся, весьма спорной). Это означает, что стадия первоначального исследования, обобщения материала и первичного анализа, преимущественно политологами, переходит в стадию системного анализа и прогноза, в т.ч. и применением специальных методов, т.е. качественно более высокую стадию исследования, когда над исследованием этой темы начинают работать крупные научные коллективы, обеспеченные необходимыми ресурсами.

С.П.Стреляев, например, полагает, что в развитии общественного знания следует ожидать создания новых моделей общественного устройства. Ближайшее десятилетие будет тем периодом международной жизни, когда "конец истории" в фукуямовском понимании будет каждодневно опровергаться практикой. Все чаще и чаще будет звучать в работах ученых термин "гармонизация общественного и мирового развития", на необходимость которой объективно наталкивают тенденции развития глобализирующегося мира. Сегодняшний мир и мир ближайших лет обостренно продемонстрирует сплетение разнонаправленных сил, ранее действующих в различных пространствах. Арифметическая ясность (совсем недавно разделение на черное и белое давалось легко) сменится сложностями высшей математики, количественные представления натуральными числами заменятся качественными и числами иррациональными.

Попытки гармонизации проявят себя и в теоретической проработке баланса, противовеса концепции прав человека ("Декларация обязанностей и запретов"), и в попытках практически ограничить права личности в интересах общества и прогресса. Возможно учащение и такого рода явлений, что мы наблюдали в старой доброй Европе на выборах в Австрии и во Франции - весомую поддержку избирателем националистических позиций.

В последнем случае, в частности, проявляется конструкционная ущербность западного миропонимания, проявляющаяся в условиях глобализации. "Золотому" миллиарду естественно развиваться дальше по пути избавления своих граждан от тяжелого физического труда, привлекаемые работники из бедных стран не становятся европейцами, они разбавляют благодушествующее общество, проникают во все его поры и это значительно опаснее внешней угрозы. Они голодные, агрессивные, им наплевать на традиции и устоявшиеся нормы; сила, побуждающая их покидать дом и перемещаться за тысячи километров очень велика, чужими и чуждыми правилами и принципами ее не обуздать. Притвориться, соблюсти внешние приличия - легко, но суть не меняется.

Во-вторых, сегодня можно уверенно говорить об устойчивой тенденции роста теперь уже не только научного, но и общественного, а также государственного интереса к теме глобальных процессов, в особенности их последствий для человечества. Так, некоторые специалисты связывают, например, с этой темой такую проблему, как "мировоззренческий ренессанс" человечества. К.Меркулов, например, полагает, что "при прогнозировании динамики развития глобальных процессов следует иметь в виду грядущую особую ("новомессианскую") роль России как "Третьего Рима" в разблокировании глобальных проблем человеческой цивилизации и гармонизации системы международных отношений на путях формирования инфраструктуры праведного геоменеджмента. Причем именно уникальное "мирное дипломатическое наступление" нашего Возрожденного Отечества призвано потенциально изменить динамику развития глобальных процессов с преимущественно пессимистической на преимущественно оптимистическую и генерировать вслед за Первой Глобальной Революцией (Постиндустриальной, или Информационной) начало Второй Глобальной Революции (или, точнее, революционных и эволюционных процессов развития социума), о закономерности которой свидетельствуют великие священные писания и крупнейшие богословские и научные откровения (в т.ч. В.С.Соловьева, Шри Ауробиндо Гхоша и др.)".

В-третьих, в предметном и в техническом знании по-прежнему одну из ведущих ролей будут играть информационные технологии. Бурных прорывов и открытий тут ожидать не следует, развитие будет идти скорее вширь, чем вглубь. Однако количественные показатели (быстродействие, габариты и т.д.) могут измениться существенно, на порядки (и по отдельным характеристикам возможны именно частные прорывы). Важнее тут то, что уменьшение габаритов, удешевление, повышение быстродействия, увеличение на порядки объема оперативной и постоянной памяти позволит широко использовать информационные средства практически каждым работником и сотрудником многих областей деятельности до низших категорий включительно. Наличие карманного компьютера у каждого рядового патрульно-постовой службы с полной базой данной по разыскиваемым преступникам, с полной базой законодательства с комментариями и другой необходимой для его работы информацией (или с быстрым, практически мгновенным выходом по каналам спутниковой связи на центральную базу) - это в передовых странах станет обыденностью в ближайшие три-пять лет. Точно также в ближайшие годы существенно возрастет роль дистанционного обучения, оперативного консультирования по различным вопросам (врач, делающий операцию в сельской больнице, сможет в сложных случаях выводить ее ход на дисплей в крупном медицинском центре и в реальном масштабе времени получать указания и справки, данные дорогостоящей диагностической аппаратуры и т.д.). До встроенных мини-чипов для тотального контроля дело в большом масштабе не дойдет, разве что в отдельных областях (контроль за финансовыми потоками) современные информационные технологии широко внедрятся и обеспечат прозрачность, однако отдельные попытки в некоторых странах будут предприниматься и эта тема будет активно муссироваться правозащитниками.

В-четвертых, в международных отношениях наиболее активные события будут происходить вокруг непреодолимого барьера между "золотым миллиардом" и остальными странами. Преодолеть этот барьер можно только чудом, в триединстве - суть и причина сегодняшнего мира (миллиард стал "золотым", потому что есть все остальные и потому что есть барьер; остальные за барьером - потому что есть "золотой" миллиард и т.д.). Значит, барьер, раз он осознан, следует обойти, сломать, нивелировать (последнее может означать попытки вытеснения из общественного сознания ценностей современной западной цивилизации другими конструкциями - и это вовсе не маловероятно). "Обойти", "сломать", а для других, следовательно - "сохранить", "удержать" - это конкретные политические и дипломатические действия на международной арене, конкретные союзы, конкретные конфликты, конкретные экономические блокады, конкретные акции устрашения, лоббирование и проталкивание конкретных международных соглашений под заведомо известного нарушителя, чаще, или в основном - завуалированные, прикрытые красивыми лозунгами миссионерского или иного характера (права человека, укрепление стабильности глобальной или в регионе и т.д.).

Рост и все более широко известное западное благополучие при росте населения в иных странах и обострении их проблем объективно дают основания для обострения конфликтов и противоречий, а то и попытки слома барьера по схеме 11 сентября 2001 года.

В-пятых, в экономике утвердятся в виде основных субъектов хозяйственной жизни транснациональные корпорации. Это не нанесет на ближайшем отрезке практического ущерба концепции национального государства, напротив, вкупе с иными факторами послужит укреплению этой концепции, однако в теоретическом плане дискуссии будут достаточно острыми, отдельные частные проявления - болезненными.

По-прежнему в хозяйствовании более значимой фигурой будут управленец, менеджер, посредник, лоббист, а не сеятель, пахарь, токарь, учитель и врач, смысл рынка именно в этом. Это будет иметь и правовое развитие - совершенствование антикоррупционного законодательства, построение международных механизмов, препятствующих отмыванию "грязных" денег, и социальное.

В-шестых, в мировой финансовой системе следует ожидать изменений, связанных с сегодняшним доминированием в ней американского доллара. Возможны два пути развития событий: с одной стороны, сюрприза можно ожидать от самих США, с другой - США в этом плане весьма уязвимы и охотников воспользоваться этой уязвимостью достаточно.

Очень возможен переход на электронные деньги, это приведет к внедрению новых компьютерных форм бухгалтерского учета, финансового контроля, развитию механизмов собираемости налогов, изменит структуру преступности. Сложность тут заключается во все большем приближении к экономике глобальной, электронные деньги как средство платежа и накопления отдельного гражданина должны быть средством платежа и финансовым инструментом предприятий и организаций, быть приспособленными к транснациональным расчетам. Использование тут американского доллара не будет воспринято однозначно большинством участников международного экономического процесса (с бумажным долларом мириться легче), изобретение новой единой мировой валюты невозможно. Но по более сложной схеме, "укрупняющей" регионы хождения одной валюты (пример - евро) и четче отчерчивающей отдельные рынки мировой системы, с введением международных механизмов пересчета, перевода финансов из одной финансовой зоны в другую - очень возможно. С электронной финансовой картой конкретного человека при пересечении им границы будет происходить нечто подобное тому, что происходит с абонентом сотовой связи при его движении из зоны действия одного оператора в зону другого. А чуть позже появится и "роуминг по всему миру". Возможен автоматический пересчет суммы на счете по текущему курсу при пересечении границы в валюту государства настоящего пребывания.

В-седьмых, человек при всем своем величии остается всего-навсего одним из биологических видов. Его возможности по обращению с информацией ограничены природой. Мы сегодня как никогда близки в этому пределу. Тут причиной - и информационный бум, и быстрые изменения в жизни. Начнет действовать и оборотная сторона концепции прав человека, в частности - засилье в СМИ бездарей с теми же правами, как у талантов, дешевого культурного (в широком социологическом смысле, а не в смысле "хорошего") и информационного продукта, не отличающегося по форме преподнесения от профессионально сделанной работы и даже от истинных шедевров. Именно в ближайшее десятилетие следует ожидать заметного роста числа социально неадаптированных личностей, причем независимо от страны проживания. Быть нормальным, "с веком наравне" все сложнее, т.к. понятие нормы становится все более нечетким, человечество ушло достаточно далеко от патриархального уклада, когда внуком однозначно признавались ценности прадеда. Конфликт отцов и детей становится естественным состоянием, культурная преемственность - маловозможной, роль положительных примеров в воспитании падает. Тем жизни нарастает, пересматривать свои взгляды человеку приходится все чаще. Психика гомо сапиенса обыкновенного не запрограммирована на такие потрясения. Можно ожидать появления все большего числа чудаков, живущих по какой-то своей логике, а не по общечеловеческой. Это может давать шанс для каких-то полезных социально-теоретических находок, но до 2015 года они себя еще не проявят позитивно на практике. Тут скорее надо ожидать негатива: роста антисоциальных проявлений, преступности, наркомании, алкоголизма. Вместо глаголов "строить", "учиться", "защищать", "мечтать" все чаще будут употребляться глаголы "спрятаться", "уйти", "сломать".

3. Особое место в этом ряду занимают комплексные исследования, подгтовленные крупными научными коллективами, в которые входят ведущие исследователи, даже школы. В некоторых случаях такие работы подготавливаются академическим сообществом совместно с государственными структурами. Примером могут служить материалы Национального разведывательного Совета США "Глобальные тенденции развития человечества до 2015 года", подготовленные ведущими экспертами страны, представленными специалистами не только разведывательного сообщества, но и ведущих научных центров США. Это действительно качественный научный продукт, аналога которому в России, к сожалению, пока нет.

Вместе с тем, далеко не со всеми положениями этой работы можно согласиться. Как, впрочем, и выводами других, в том числе отечественных авторов по этой теме, например, А.С.Панарина, подготовившего в целом хороший учебник по глобальному политическому прогнозированию.

Остановимся лишь на некоторых, самых принципиальных, на наш взгляд, вопросах глобальных тенденций и оценки последствий процессов глобализации. Но прежде, хотелось бы сделать оговорку о возможной достоверности прогноза развития глобальных процессов.

Мы полагаем, что некоторые глобальные процессы можно и нужно прогнозировать при помощи количественных методов, даже простой экстраполяции. И это не только необходимо, но и делается уже на Западе. Так, среди 7 (семи) выделяемых экспертами США в упоминающейся работе главных тенденций, такие три, как:

? демографические тенденции;

? природные ресурсы и окружающая среда;

? мировая экономика и глобализация

могут, на наш взгляд, исследоваться с помощью количественных методов и прогнозироваться на 7-10 лет. Это, в принципе, подтверждают и американские специалисты.

Развитие других четырех главных тенденций также до определенной степени могут прогнозироваться при помощи количественных методик и качественных оценок. Так, в наименьшей мере, по мнению авторов доклада, можно прогнозировать научно-технические последствия глобализации. Они, в частности, пишут: "Пятнадцать лет назад мало кто мог предсказать то, насколько глубоко последствия будут иметь развитие информационных технологий". Однако, на наш взгляд, это не совсем так: в середине 80-х годов в СССР был подготовлен и частично опубликован ряд работ, в которых прогнозировались такие последствия. Например, монография А.Громова "Информационные ресурсы" (М.: 1985 г.), где, в частности, говорилось о том, что стоимость информационных ресурсов в развитых странах уже превысила стоимость ресурсов ТЭК. В то же время была подготовлена монография и одним из соавторов этой работы, именно под таким же названием: "Последствия информационного этапа НТР: международные, военно-политические, экономические и научно-технические аспекты".

Кроме того, что в 1985 году был подготовлен специальный пленум ЦК КПСС. Собственно в процессе его подготовки был сделан большой научный объем работы.

Другое дело, что эти результаты и, выводы не были услышаны, поняты и реализованы политическим руководством СССР и КПСС. Но это уже вопросы к политическому руководству страны.

Кстати, говоря уже о будущем России, американские авторы прямо подчеркивают в качестве главного фактора в развитии страны качество политического руководства, его способность управлять государством эффективно, адекватно реагировать на вызов времени.

В качестве примера можно привести предложение члена Рабочей группы чл.-корр. Л.Н.Сумарокова, который предлагает ввести "коэффициент вероятности" - "р" для оценки конкретных событий:

Конкретные события и оценки.

1. Терроризм становится все более определяющим фактором мирового развития. С вероятностью (далее для обозначения используется латинская буква "р") к 2015 г. появится "глобальное оружие в кейсе" (р=0,40).

2. Появятся новые коммерческие источники энергии на базе термояда (р=0,60). Это будет оказывать все большее влияние на мировую энергетическую ситуацию.

3. Китай становится супердержавой (р=0,85).

4. Коренное население России сокращается на 10-12%.

5. США становится ново-тоталитарным обществом (neototalitarizm) за населением принимает огромные масштабы (р=0,7) и во все большей мере начинает ощущаться населением, впрочем, его реакция на сегодня пока не предсказуема.

6. Происходит драматическое падение престижа США в мире (р=0,60).

7. Происходит и принимает все более острые формы раскол мусульманского мира на "ортодоксальную" и "толерантную" части. Здесь будет наблюдаться повышение напряженности, которое будет все сильнее влиять на мировую ситуацию.

8. В мире, в частности в России и на территории СНГ, произойдет несколько крупных техногенных катастроф с общими экономическими потерями порядка 1-3 Чернобылей (р=0,60). Однако возможны и катастрофы большего масштаба (например, химическое заражение Балтийского моря или радиоактивное заражение Баренцева моря, в том числе на границе с Норвегией (р=0,20).

9. Россия перестает быть самодостаточной и теряет потенциал, обеспечивающий развитие (р=0,3).

10. Рост изоляции России, она становится государством-изгоем (р=0,35).

11. -.

12. Развертывается промышленное клонирование в интересах сельского хозяйства (р=0,7).

13. Появление новых видов пищевых продуктов и пищевых добавок, способных длительное время поддерживать жизненные процессы в организме.

14. Появление киборгов (существ, у которых до 70% органов м.б. замещены на искусственные).

15. Появляются бытовые компьютеры нового поколения, умещающиеся в кармане, с которыми можно общаться на естественном языке.

16. Усиление миграционных процессов в России. Замещение коренного населения пришельцами (до 25%) с дальнейшим развитием этой тенденции (р=0,55).

17. Крах отечественной авиации (р=0,50).

18. Дальнейшее возрастание зависимости от импорта массовой высокотехнологичной продукции (75% импортируется) (р=0,80).

19. Нарушение экологического равновесия на Севере России (0,5).

20. Дальнейший рост дифференциации доходов в России. Реально 2-3% населения контролируют 80-90% национального продукта.

21. Появление новых форм выражения социального протеста. Политическая апатия 70% населения.

22. Появление центров полулегального международного шантажа. Фактически это "политизированные" ТНК, формально они вне юрисдикции ООН.

23. Легализация наркобизнеса. 50% населения страны становятся наркозависимыми (р=0,45).

24. Психотропное оружие глобального масштаба (р=0,25).

25. Постепенный распад традиционных форм семейной жизни. "Гибкие" средне- и краткосрочные браки со средней продолжительностью 7-8 лет.

26. Сокращение роли государственного влияния (особенно в России).

27. Снижение роли традиционных ценностей, в частности в области культуры.

28. Тенденция к экстремизму и самоуничтожению.

29. 40% мирового населения психически неустойчивы (р=0,45).

30. Появление людей-мутантов с новыми биопсихологическими свойствами и непредсказуемым поведением (р=0,15).

31. Глобальная ядерная катастрофа (р=0,12).

Таким образом, мы исходим из того, что принципиально возможно и необходимо не только изучать глобальные процессы, но и прогнозировать глобальные тенденции, их последствие, в том числе и для отдельных стран.

4. Понятно, это революционный характер изменений во всех областях жизнедеятельности предполагает и революционные, качественные изменения в развитии глобальных процессов, которые прогнозируются трудно. В этом смысле можно согласиться с А.С.Панариным когда он утверждает, что "по меньшей мере, по трем основаниям мы можем заключить, что будущее как продолжение настоящего - количественное наращивание сложившихся параметров и тенденций - уже невозможно". В качестве примера, однако, он приводит только три глобальные тенденции - экономическую, политико-нравственную и социальную, - которые действительно качественному анализу поддаются трудно. Но ведь остается еще и анализ качественный, экспертный.

Таким образом, авторы считают, что в настоящее время пытаться прогнозировать при помощи различных - количественных и качественных методов - развитие глобальных процессов не только можно, но и обязательно нужно. И американский опыт можно в целом признать удачным. С поправкой на то, что применительно к России он малоинформационен, что само по себе говорит об американских представлениях о роли России, ее участии в процессах глобализации. По существу американские эксперты делают два вывода:

Первый (с которым по существу уже согласились не только авторы этой работы, но и многие российские специалисты): Если все в России будет идти так же как идет сейчас, в т.ч. ежегодный прирост ВВП будет составлять 5% (а у нас, напомним, уже ниже), то Россия останется в таком же "маргинальном состоянии" как сегодня и не будет всерьез восприниматься в качестве субъекта для соревнования.

Второй. Главный фактор, который обусловливает перспективу России, - это эффективность политического и общественного руководства страной. С этим также невозможно не согласиться. Более того, можно добавить, что, на взгляд авторов, именно чрезвычайно низкое качество управления страной в последние десятилетия привело к невиданному кризису, в котором оказалась Россия. Примечательно в этой связи признание М.Тэтчер: "Ошибки, заключавшиеся в том, что желаемое принималось за действительное, были помножены на неспособность понять, что российская экономика зависит от властных структур. Пока властные структуры противятся реформам, эти реформы просто не могут произойти". К сожалению, эта тема не является популярной среди научных исследований. Она стала заложником идеологических и политических схваток.

В этом смысле представляется перспективной позиция А.Илларионова о сокращении доли государства в ВВП до 25%, которое повлечет увеличение темпов роста до 8% в год. (Понятно, что "сокращение государства" должно происходить не пропорционально, а в зависимости от приоритета). При этом справедливо подчеркивается, что необходим "беспрецедентный в отечественной истории пересмотр самих методов политического управления страной".

5. Глубокую озабоченность вызывают демографические и социальные тенденции развития России. Они, коротко, выражаются в следующем:

- очевидная тенденция сокращения численности населения страны (до 1 млн. чел. в год), что может привести к тому, что население страны составит в 2015 году 130 млн. человек;

- ускоренное сокращение числа жителей в некоторых регионах. За 90-е годы численность населения в некоторых субъектах РФ сократилась радикально, иногда даже в разы;

- очевидно, что нарастает процесс изменения социальной структуры общества. Так, по оценкам экспертов США, к 2020 году в США только 17% населения смогут обеспечить опережающие темпы роста американской экономики. Информатизация, которая лежит в основе этой тенденции, неизбежно, в конечном счете, поставит такую же задачу и перед Россией.

6. В отличие от оценок экспертов США, авторы работы, однако, полагают, что в будущем десятилетии в России могут и должны быть использованы огромные, до сих пор неиспользованные ресурсы в интересах ее ускоренного развития. Это как материальные, так и волевые, нравственные, духовные ресурсы, которые у России есть, и которые используются либо в незначительной степени, либо вообще не задействованы. Экстраполировать динамику экономического развития страны, в случае, если это произойдет, действительно трудно, но то, что темпы развития увеличатся качественно, а не на 5% роста ВВП в год - в этом авторы уверены. Среди таких неиспользованных ресурсов можно выделить следующие:

- огромные государственные активы, в т.ч. и собственность, эффективность использования которых чрезвычайно низка, иногда и вообще неизвестна. Простая инвентаризация этой собственности, проверка эффективности ее использования (или не использования) может дать, по нашим оценкам, результат, изначально измеряемый десятками миллиардов долларов;

- Создание системы государственного финансового контроля (ГФК), не зависящего от исполнительной власти, который распространял бы сферу своей деятельности не только на федеральном, но и региональном и муниципальном уровне;

- Создание эффективной антикоррупционной системы. Ежегодно, по оценкам, например, М.Ходорковского, суммы, затрачиваемые отечественным бизнесом на коррупционные услуги, достигают 30 млрд. долл. В отчете Генеральной прокуратуры за 2002 год "Состояние законности и правопорядка в Российской Федерации" приводятся конкретные сектора экономики, где обнаружены систематические хищения. Вместе с тем, по признанию независимых экспертов, "в нем нет самого главного - системного анализа российской коррупции". Если нет анализа, то и нет системной антикоррупционной работы.

- К числу таких ресурсов, например, можно отнести быстрый рост вкладов населения в отечественные банки, которые только за 2002 г. выросли почти на 50%, превысив 1 трлн. рублей.

- Огромное значение имеет социальный фактор. Сегодня очевидно, что россиянам недоплачивают. Уровень их заработной платы в 30-40 раз ниже европейского и американского. С точки зрения экономики это означает, что возможности образования, доступа к информации, самореализации используются, очевидно, недостаточно. Использование этого ресурса в разы может обеспечить экономический рост.

- Более того, мы считаем, что если будут задействованы полностью ресурсы страны, в т.ч. и политические, волевые, а, главное, потенциал личности, то и в технологической области можно добиться резкого увеличения темпов развития, даже качественных скачков, когда будут осваиваться технологии не существующего, а будущих поколений. В этом смысле мы не исключаем, а предполагаем возможность даже научно-технического и экономического скачка. Даже сегодня в некоторых наукоемких отраслях ежегодные темпы роста превышают 10% (в Российском агентстве по системам управления, например, - 13%). Подчеркнем, что это происходит без сколько-нибудь серьезного участия государства. И это при старом оборудовании, старых кадрах, без денег.

7. Принципиально важно, чтобы Россия в полной мере и эффективно использовала в интересах научно-технического и технологического развития, имеющиеся материальные и природные ресурсы. Россия обладает уникальным преимуществом перед другими государствами по запасам, добычи и реализации углеводородного сырья. Эти ресурсы могут не только обеспечить энергетические потребности страны, но и предоставить финансовые возможности для ускоренного технологического развития. Особую значимость в этой связи приобретает, например, инициатива ЮКОСа. Можно по-разному относиться к этой кампании, но то, что за ее счет за три года было подготовлено 30 тыс. специалистов в области образования (для сравнения Microsoft - 10 тыс.) - это говорит об огромном ресурсе развития.

В немалой степени задачу ускорения технологического развития облегчает то обстоятельство, что эти ресурсы управляются сильными национальными кампаниями, которые могут стать локомотивами развития страны.

8. Если говорить о долгосрочных тенденциях в развитии международных отношений, то здесь, на наш взгляд, можно выделить следующее:

- В условиях усиления процессов глобализации и их влияния на международные отношения во многих государствах начинают отчетливо набирать силу тенденция усиления роли государства, или государственническая идеологема, в противовес либеральной или социальной.

Вопреки укоренившемуся представлению о том, что глобализация неизбежно ведет к ослаблению и уничтожению государственных институтов, в странах-лидерах глобализации в последние годы прослеживается иная тенденция, а именно отхода от идеологических моделей развития в пользу модели национальных интересов, даже в ущерб традиционным идеологическим (либеральным) ценностям и свободам. Эта тенденция пока что не получила публичного признания, однако, практическая политическая деятельность, прежде всего США, Великобритании, Германии, Франции, в еще большей мере Китая, отчетливо свидетельствуют об этом, например, в вопросе о войне с Ираком.

Представляется, что эта естественная реакция суверенных государств в эпоху нового этапа глобализации, не случайность, а тенденция, прогнозируемая на долгосрочную перспективу. Она свидетельствует в том числе, во-первых, о том, что борьба с государством (а не с коммунизмом), которая велась в СССР и России, его институтами в целом противоречила этой главной тенденции, а, во-вторых, что современной России необходимо в качестве приоритетной задачи сформулировать задачу создания эффективного государственного механизма и институтов государства.

- Сохранение за США роли мирового лидера как в политическом, так и военном и экономических отношениях. До 2015 года ни одна крупная держава в мире не сможет составить конкуренции США. При этом если говорить о военных возможностях и готовности их использовать во внешнеполитических целях, то можно прогнозировать активизацию и повышение этого инструмента политики.

- Получит, на наш взгляд, дальнейшее развитие тенденция, которую И.Иванов охарактеризовал следующим образом: "Думаю, что время стратегических альянсов в их традиционном понимании безвозвратно ушло. Сегодня на глобальном уровне нет противостояния между отдельными странами или группами стран. Нет больше и "блоковой дисциплины", которая в прошлом заставляла государства держаться общей линии, нередко вопреки собственным интересам.

Одновременно в международных отношениях появился такой мощный объединительный фактор, как необходимость противостоять глобальным угрозам и вызовам, которые затрагивают интересы безопасности всего мирового сообщества. Это создает предпосылки для формирования широких международных коалиций, которые направлены на решение конкретных проблем, а не на создание баланса или противостояние другим государствам.

Самое убедительное тому свидетельство - глобальная антитеррористическая коалиция, возникшая на воли солидарности с США после трагедии 11 сентября 2001 года. Думаю, что она вполне могла бы стать одним из элементов новой глобальной системы безопасности ХХI века, разумеется при условии, что ее фундаментом будет международное и центральная координирующая роль ООН".

- Представляется, что по мере роста экономического потенциала стран-членов ЕЭС их политические амбиции будут не только расти, но и реально подкрепляться растущим экономическим могуществам. Особое значение приобретает укрепление евро - как возможная альтернатива американскому доллару. Вместе с тем рост политических амбиций, экономического и финансового могущества Европы не будет подкреплены адекватным усилением воинской мощи, в особенности в современных видах вооружений и военной техники. Более того, в этой области зависимость европейцев от США будет увеличиваться. В том числе и поэтому не стоит, на наш взгляд, слишком рассчитывать на создание в Европе центра силы, который стал бы военно-политической альтернативой США, слишком "заигрывать с многополярностью".

- Представляется, что объединенная Европа сможет стать конкурентом США, Китаю и Японии только в случае интеграции, в т.ч. политической с Россией. Эту тенденцию, как нам кажется, все более осознают правящие круги ведущих европейских государств и чиновники европейских институтов. На наш взгляд, развитие этой тенденции во многом зависит и от России, ее готовности идти навстречу западноевропейским государствам и стимулировать эти процессы. Можно, наверное, согласиться с Г.Явлинским, что необходима и серьезная разъяснительная - политическая и пропагандистская - работа, в ходе которой правящие круги европейских стран должны осознать, что защититься от нестабильных регионов с востока и юга без России невозможно, что, разделяя Европу на ее интегрированную часть и Россию, устойчивой политической и экономической системы безопасности не создашь.

- Очевидна тенденция нарастания противодействия росту американского влияния в мире. В наибольшей степени она выражается в позиции арабских государств. Но не только. Ожидается, что такие же "центры противодействия" могут возникать в Юго-Восточной Азии, Южной Азии, возможно, Центральной Европе.

В качестве возможных "центров противодействия" можно будет рассматривать и международные, а также неправительственные организации, в т.ч. и экстремистского и террористического толка, чье влияние в будущем, безусловно, будет увеличиваться.

9. Набирает силу центростремительная тенденция восстановления разорванных связей между людьми, социальными группами и государствами, тяготеющими к России. Необходимо признать, что во многом это происходило из-за пренебрежения СССР и России такими связями, в т.ч. из-за односторонней ориентации на США. Определенная эйфория присутствовала и в странах бывших союзниках СССР, в бывших советских республиках. Она на наш взгляд, проявится в следующих сферах.

Первое. Усиление политических и экономических позиций русскоязычного населения в бывших республиках СССР при условии минимальной поддержки правительства и элиты России.

Второе. Определенный "возврат" бывших стран-членов СЭВ в сферу влияния российской политики. Необходимо признать, что разрушение этих связей происходило по вине двух сторон. СССР и Россия не уделяли этим государствам серьезного внимания (достаточно сказать, что во многие страны за 10-15 лет не было ни одного государственного визита), или ориентировались только на одни политические силы, игнорируя, например, оппозицию в Югославии.

Третье. Усиление интеграционных процессов внутри бывших государств СССР. Вероятное ядро нового государственного образования - Россия, Белоруссия, Украина и Казахстан - могут резко активизировать центростремительные тенденции, в т.ч. и в других бывших республиках СССР, не исключая Грузии, Азербайджана и Туркмении.

10. Вероятно, что тенденция роста "глобальной ответственности" США не только сохраниться, но и усилится до 2015 года. При этом предполагается не только активный поиск новых способов использования военной силы в интересах внешней политике США, но и разработка новых невоенных механизмов внешнеполитического влияния.

11. Становление примерно к 2015 году Китая как сверхдержавы, способной осуществлять активную политику не только в Азиатско-тихоокеанском регионе, но и на глобальном уровне;

12. Превращение Европейского Союза в конфедеративное образование, самостоятельный субъект международных отношений. Вероятно, что эпицентром такого объединения станут центральноевропейские державы, точнее - Франция, ФРГ, Бельгия, которые будут катализаторами объединительного процесса. Не исключено, что появятся и новые государства, в т.ч. и на севере и юге Европы, которые к ним присоединятся.

При этом необходимо оговориться, что при всей экономической мощи интегрированной Европы, при наличии даже объединенной военной организации с собственными военно-техническими средствами, у Европейского Союза нет шансов стать самостоятельным центром мировой политики, с военной точки зрения, таким, каковыми будут США, КНР, Индия, а при определенных условиях и Россия.

13. Достижение к 2015 г. Индией высокого уровня промышленного и научного развития, а также численности населения, приближающейся населению КНР, говорит об усилении ее влияния на глобальные процессы в мире. В силу ускоренного вовлечения Индии в НТР, традиционных связей Индии с англосакским миром, а также знания английского языка большинством активного населения страны, мы ожидаем, что возникновения нового мирового центра силы. Мы допускаем, что в Индии получит дальнейшее развитие тенденция превращения страны в мировой оффшор в области наукоемких технологий.

14. Весьма вероятно, появление Ирана в качестве региональной великой державы с соответственным ядерным оружием, что, естественно, беспокоит не только США, но и создает очаг нестабильности во всем мире.

15. Региональный аспект глобализации, на наш взгляд, чрезвычайно важен. Прежде всего, по следующим причинам:

- Очевидно, что глобализационные процессы, действующие по своей сути неравномерно, ведут к усилению различий между отдельными странами и регионами. Более того, даже в одной стране стремительно нарастают противоречия между центрами, где сосредотачиваются власть, технология, деньги, информация, и "периферией" (Москва - типичный пример). Сказанное означает, что вероятно появление и стремительное закрепление роли стран-лидеров в регионах (сегодня это вероятно для КНР и Индии - в Азии), вокруг которых будет складываться система регионального взаимоотношений;

- неравномерность развития отдельных стран ведет к появлению и закреплению неких региональных интересов отдельных государств, созданию и укреплению региональных союзов и организаций. Иногда это может происходить в противовес международным интересам или интересам отдельных великих держав.

16. Если говорить о вероятных крупных региональных вооруженных конфликтах на период до 2015 гг., то здесь на первом месте еще долгое время будут находиться следующие:

- угроза перерастания конфликта вокруг Кашмира в полномасштабную войну между Индией и Пакистаном, в том числе с применением ядерного оружия или иных средств массового поражения;

- угроза конфликта на Корейском полуострове.

- вероятно, что пекинское руководство лишь до определенного времени будет использовать метод военно-психологического давления без прямого использования военной силы на своих соседей, что не исключает, однако, использования силы по мере роста китайской мощи.

Отмеченными выше сценариями, конечно же, не исчерпывается, возможные конфликтные и кризисные ситуации с применением вооруженной силы, в том числе, ядерного оружия, а также других видов ОМУ, в особенности разными международными террористическими организациями.

17. Существующие режимы нераспространения ОМУ, в т.ч. и бактериологического оружия, далеко не адекватны масштабам угрозы. В отношении новых видов биологического оружия можно сказать, что соответствующих режимов практически не существует.

Угрозы безопасности России от биологического терроризма должны рассматриваться столь же серьезно, как и угроза ядерной войны, что должно найти свое отражение в законодательной базе, в расходах на разработку соответствующих средств защиты, активность России на международной арене.

18. Особое место занимает развитие глобальной тенденции, связанной с созданием, уничтожением и использованием ядерного оружия. Здесь можно говорить о следующих тенденциях:

- создание новых систем боевого управления, связи, разведки, обнаружения и наведения, что будет содействовать качественному росту стратегических возможностей одного государства - США, обладающего научно-техническим потенциалом для обеспечения этого роста. К сожалению, Россия в ближайшие годы не сможет выступить конкурентом в военно-техническим соревновании;

- количественное сокращение в результате переговоров ядерных потенциалов России, США, возможно других ядерных стран, будет продолжаться. Прежде всего, в силу очевидной нецелесообразности сохранения старых "сверхпотенциалов".

- будет ускоренными темпами развиваться система ПРО, которая перейдет со стадии научно-технической и экспериментальной на стадию промышленных разработок. В этой связи вероятно втягивание в этот процесс других, прежде всего европейских государств, а также России;

- будет продолжаться качественное совершенствование неядерных вооружений, которые (по мере роста мощности боезаряда, точности попадания) приобретут функции ядерного оружия.

19. Если говорить о ядерном измерении системы международных отношений, то, видимо, можно говорить о том, что мы вступили в новый этап распространения ядерного оружия. На наш взгляд тенденции таковы:

- во-первых, США, при поддержке других государств, будут с каждым годом все активнее, и безудержнее бороться против распространения ОМУ, что, однако, отнюдь не перекроет всех каналов передачи информации и лабораторных исследований, число которых будет увеличиваться в странах со средним уровнем развития. Для десятков государств изготовление ядерного оружия по мере роста их научно-технических потенциалов и расширения глобальных связей, перестанет быть проблемой. Сохранится лишь вопрос об их промышленном производстве, однако, и в этой области результаты НТР могут создать условия для этого;

- во-вторых, ядерные технологии будут распространяется "по горизонтали" по мере ускорения НТР, вовлечения в нее развивающихся государств, появятся научные и технические возможности для создания ядерных вооружений практически любого государства, способного выделить для этого необходимые ресурсы.

20. Характер поведения новых ядерных государств в конфликтных и кризисных ситуациях может существенно отличаться от того, что сложилось во взаимоотношениях между СССР и США, Россией и США после десятилетий противостояния в условиях "холодной войны".

Вероятно, возникнет совершенно новое уравнение стратегической стабильности, которое может существенно отличаться от того, когда было абсолютное доминирование двух супердержав, и даже от того, существует на сегодняшний день.

21. Высказанные предварительные соображения о перспективах развития глобальных процессов до 2015 года, не внушают особенного оптимизма. Вероятно, что с началом нового столетия человечество вступает в период, который, скорее всего, будет характеризоваться отсутствием мира, стабильности и законности, при очевидном доминировании одной сверхдержавы. Такой прогноз нередко увязывают в связи с ростом международного терроризма. Но это только часть правды. Другая, заключительно большая часть, заключается в том, что эта нестабильность является следствием неравномерности процессов глобализации, во-первых, и очевидной их антисоциальной направленностью, во-вторых. Наконец, в-третьих, это объясняется отсутствием эффективного международного механизма, ибо прежние - ООН, ОБСЕ и т.д. - создавались на самом первом этапе зарождения глобализации, совершенно в других условиях.

Часть II. Роль России

1. Принципиальным мы считаем вопрос о создании модели участия России в процессах глобализации, которая позволила бы стране выйти из предписываемого ей "маргинального будущего".

Говоря о модели участия России в глобализации (или ее роли в процессах глобализации), авторы имеют в виду следующее.

Во-первых, требуется создать искусственную, мысленную систему, заменяющую объект исследования. Так как комплекс глобальных процессов в их взаимосвязи, исторической протяженности в натуре исследовать невозможно - любое знание о нем, по нашему убеждению, будет относительно справедливым, - то необходимо создать упрощенную модель, т.е. использовать традиционный метод исследования. При этом, как известно, решаются три задачи:

1. мысленное построение модели;

2. ее последование;

3. экстраполяция (перенос) информации, полученной при изучении модели, на реальные глобальные процессы.

Во-вторых, политическое руководство страны, основные политические силы должны определиться, т.е. принять принципиальное решение о роли России, ее участии в глобализации. (Собственно это и происходит, когда обсуждаются темпы роста ВВП, вступлению в ВТО и др.). В этом смысле обработки научной модели может оказать определенную помощь при принятии решений.

2. В заключении следует сказать о том, что у России существует два сценария развития в условиях глобализации на ближайшие 10-15 лет.

Первый. Внешне благоприятный, инерционный. Предполагает, что тенденции мирового развития, и процессы в России будут продолжать развиваться, так как они проходили в последние три года. Это означает высокую вероятность того, что повторение провала в экономике и других областях, происходившего в 1990-1998 годы, не будет. Не будет ни развала страны, ни ее дезинтеграции. Но не будет и подъема, заметного улучшения. Нынешние темпы роста ВВП, структура экономики, состояния общества в принципе сохранятся. Это приведет, в конечном счете, "к дальнейшей маргинализации" России, превращению ее в своего рода "большую Португалию" (по величине ВВП на душу населения, структуре экономики, состоянию научно-технического и образовательного потенциалов и т.д.).

Надо понимать, что страна, обладающая такими характеристиками не сможет обеспечить свой суверенитет над территорией и ресурсами. Вероятный подход этого процесса очевиден - регионализация и распад по примеру СССР.

Второй. Удается радикально изменить тенденцию развития России:

- ускорить темпы роста ВВП до 15% и более процентов в год;

- изменить структуру экономики, а также обеспечить опережающий рост наукоемких технологий;

- завершить политические, административные и институциональные реформы.

В принципе этот набор рекомендаций общеизвестен. Он становится уже даже банальным, повторяясь на разных уровнях разными людьми. Приведем лишь один пример авторитетного наблюдателя жизни в России посла Великобритании сэра Р.Лайна: "Самая большая опасность - пропустить нынешний момент для серьезной реструктуризации России. Он удобен тем, что у вас наступила относительная стабилизация - экономика развивается успешно, повысился жизненный уровень граждан, отсутствуют внешние угрозы. Это дает России уникальную возможность присоединиться к Европе. Но нужно еще очень многое сделать: повысить конкурентоспособность российской экономики и реструктурировать всю систему национальной безопасности.

Как видно из этого примера, для внешнего наблюдателя очевидно, что необходимо срочно делать России. Более того, как человек, безусловно, неравнодушный к ее судьбе, он подчеркивает сроки - 10 лет, - когда необходимо принять эти меры.

Нам представляется, что эта очевидная истина, а также не очень очевидны ее аспекты, должны перестать быть просто известными оценками и превратиться в общенациональную программу.

3. Цели России в период глобализации

По мнению членов Рабочей группы НИИ СП, основные цели и задачи России в будущем глобальном мире непосредственно вытекают из угроз и ведущих глобальных тенденций. В отличие от США и других государств - лидеров глобализации, обладающих устойчивой динамикой развития, России предстоит столкнуться с неотложными, даже "перезревшими" проблемами, которые не удалось решить в недавнем советском и российском прошлом. Многие из них отнюдь не относятся к перечню проблем информационного, а тем более постиндустриального общества; они, скорее, могут быть отнесены к издержкам неэффективного управления СССР и Россией в предыдущие годы (внешний долг, неэффективные госсобственность и приватизация, разрушенное здравоохранение и т.п.). Полезно, однако, сопоставить их с проблемами, которые называются американскими экспертами в качестве приоритетных для самих США:

- во-первых, правительству необходимо делать большие капиталовложения в развитие технологий и образования, а также привлекать к управлению страной, пользующихся влиянием негосударственных деятелей;

- во-вторых, США столкнуться с необходимостью неотложного осуществления технологической революции;

- в-третьих, потребуется более высокий уровень международного сотрудничества для решения транснациональных проблем;

- в-четвертых, будет необходим новый уровень межведомственной кооперации, а также сотрудничества со всеми властями и общественными силами.

Известно, что абстрактные стратегические цели реализуются в конкретной политической практике. Именно практика, в конечном счете, подтверждает правоту научных и политических концепцией. В этой связи мы попытаемся сформировать ближайшие цели, как сугубо практические задачи, стоящие перед государством:

1. Сделать задачу немедленного повышения уровня жизни граждан - самой приоритетной задачей власти - и законодательной, и исполнительной, и судебной, и информационной. Крайне низкий уровень жизни населения России имеет множество негативных последствий. Так, с социальной точки зрения, масштабы социального неравенства в современной России поражают. По оценкам журнала "Форбс", из 67,1 млрд. долл. денежной массы в России 34,1 млрд. долл., т.е. более 50% общей денежной массы страны принадлежит 17 российским миллиардерам. Это неравенство свидетельствует в том числе и о социальном здоровье общества и нации, которое консолидировать для решения общенациональных задач на базе существующего неравенства будет невозможно.

Необходимо немедленное повышение уровня жизни, прежде всего бюджетников - учителей, врачей, служащих - в разы, на 300-400%, с тем, чтобы обеспечить минимально прожиточный минимум, который не ущемлял бы ни их человеческого достоинства, ни гражданских прав личности. Сегодняшний прожиточный минимум - 1574 рубля в месяц (50 долл. США) - научной характеристике не поддается. Он издевательский, иначе и не назовешь. Но и ниже этого уровня в России проживает четверть населения, более 34 млн. человек. А 10 млн. человек живут на пенсию в 600 рублей. Русский инженер, ученый, врач должен зарабатывать не меньше, чем сегодня определено пособие по безработице для необразованного американца. Когда вас пытаются убедить в обратном, это означает, что вам указывают ваше место. Но, кроме социальной стороны, у этой проблемы есть и другие, стратегически важные для ускоренного развития государства.

На наш взгляд, качественное повышение уровня жизни в экономике, т.е. на практике решило бы, как минимум, не решаемые сегодня существующими методами проблемы: во-первых, увеличило бы покупательную способность населения и дало бы импульс развитию отечественной промышленности. Известно, что наивысшие темпы роста в последние годы наблюдались в отраслях, связанных с внутренним потреблением и сферой услуг. В этих секторах экономики только за счет расширения внутреннего спроса можно добиться ежегодного роста в 20-25%, что будет означать увеличение дополнительно прироста ВВП в 4-7% в год.

Кроме того, расширение внутреннего спроса, безусловно, благоприятно скажется на изменении структуры экономики - вырастет немонополизированный сектор за счет увеличения числа предприятий мелкого и среднего бизнеса, будут созданы дополнительные рабочие места, оживится кредитная и заработает ипотечная система.

Наконец, благоприятные возможности появятся у "новой экономики". Спрос на дорогую и недоступную для большинства граждан России наукоемкую продукцию резко возрастет, а значит туда переместятся и инвестиции и, как следствие, профессиональные кадры.

Во-вторых, увеличение заработной платы решило бы проблему реформы ЖКХ (на сегодня не решаемую), других социальных нагрузок на бюджет страны, в том числе проблемы здравоохранения, страхования и многое другое. Необходимо откровенно сказать, что нынешними мерами реформы в ЖКХ и других социально значимых областях не провести. У 60% населения просто нет средств для оплаты услуг. На самом деле, даже при отсутствии реформ, цены на эти услуги растут значительно быстрее, чем темпы роста потребительских цен по стране. В структуре затрат на коммунальные услуги за последние 10 лет доля населения по стране уже выросла с 30% до 70%. Подчеркнем, что это происходит при фактически замороженной заработной плате.

2. Улучшение макроэкономических показателей в России, которое происходит в последние годы, в том числе динамика роста ВВП, безусловно, положительное, не должно стать самоцелью. Цель, в конечном счете, - улучшение жизни - материальной и духовной - граждан и толчок в научно-техническом и экономическом развитии. Более того, сегодня нам уже никогда не догнать развитые государства, если мы сохраним существующий алгоритм и темпы развития, если мы не сможем вытащить из небытия наш интеллектуальный и духовный потенциал. Нам необходим качественный скачок, который можно совершить, используя в полной мере стратегические направления научно-технической революции.

Это хорошо понимают на Западе, в т.ч. и социалисты. Так, британский премьер Т.Блэр заявил недавно: "Наша стратегия дает ЕС новый ориентир в виде так называемой knowledge-economy, т.е. экономики, базирующейся на качественном образовании. Такая экономика, опирающаяся на высококлассных специалистов и социальную политику будет самой конкурентоспособной экономикой мира".

Президент еще в апреле 2001 года ясно дал понять правительству приоритетность этой задачи. Важно, чтобы задача опережающих темпов роста превратилась в конкретную политическую практику, чтобы она не осталась декларацией. Можно отчасти согласиться с мнением В.Л.Иноземцева о том, что цивилизация XXI века формируется как жестко разделенный мир, исполненный глубоких противоречий. Масштаб достижений постиндустриального общества уже в настоящее время таков, что за пределами исторических центров постиндустриализма никакие процессы не могут привести к таким социальным трансформациям, которые обеспечили бы столь же высокий уровень развития общества. Любые усилия, предпринимаемые на периферии с целью "догнать" развитые государства, могут быть обесценены новыми технологическими прорывами в постиндустриальных странах.

При этом любая попытка "догоняющего" развития неизбежно предполагает радикальную концентрацию всех сил нации для достижения подобной цели; как следствие, ее результатом в первую очередь окажутся не успехи в хозяйственной области, а снижение уровня жизни народа, новые усилия власти для поддержания модернизационного процесса и, в конечном счете, скатывание к тоталитаризму и изоляции от внешнего мира.

Важно еще раз подчеркнуть, что "догоняющая" поступательная модель развития экономики и общества (например, в России 1999-2002 гг. с ростом ВВП в 4%) на самом деле никогда "не догонит". Догнать, т.е. выйти на уровень постиндустриальных государств можно только "перескакивая через этапы" (в т.ч. и промежуточные поколения техники, технологии, знаний), делая "рывки" в т.ч. технологические, выводящие на самые передовые позиции.

Необходимо ясно сознавать, что, сохраняя нынешнюю экономическую политику и ее приоритеты, мы на деле обрекаем себя не только на технологическое отставание от Запада, но и на усугубляющуюся нищету, бесперспективность для наиболее созидательной и образованной части нашего народа - интеллигенции. Галопирующая инфляция превращает ее в самый не престижный социальный слой, низводит до уровня борьбы за физическое выживание. Тем самым нынешняя политика рубит корни нации, лишает ее будущего. Уже сегодня потеряно многое, кое-что безвозвратно. Исчезли носители знаний, целые научные школы, специалисты высшей квалификации и обладатели профессиональных навыков.

Иными словами, необходимо реализовать идею президента об ускорении темпов роста до 8-10% в год, имею, которая, несмотря на все попытки (в т.ч. по пересмотру планов социально-экономического развития) не стала планом развития экономики, имеющим директивное значение.

Принципиально важно, чтобы ускоренный рост ВВП сопровождался радикальными изменениями структуры экономики, прежде всего, за счет роста удельного веса наукоемких отраслей. Просто рост ВВП, даже самый быстрый, сам по себе мало значит. Можно, например, теоретически вернуться к уровню добычи нефти СССР, т.е. увеличить нынешний уровень вдвое - с 300 до 600 млн. тонн. И это, безусловно, даст существенную добавку к темпам роста ВВП. Но на самом деле это будет означать, что экономика не получит развития - деньги будут бездарно потрачены и украдены. Проблема как эти ресурсы инвестировать в новые отрасли экономики.

3. Важное стратегическое значение для сохранения государства имеет решение проблемы безопасности граждан. Сегодня физическая, правовая, материальная безопасность граждан в России на практике не существует. Убивают и грабят на улице, в метро, в собственных квартирах, на работе. И больше всего от этого страдают, естественно, те, кто создает интеллектуальный, культурный и духовный потенциал. У них нет огромных кулаков и оружия, а их интеллигентность часто не позволяет дать должный отпор бандиту, чиновнику, просто хаму.

У этой проблемы есть и другая сторона, а именно: нынешний уровень коррупции, использования государственных активов в частных интересах фактически обескровливает экономику страны. Огромные средства (по некоторым оценкам, более 50% всей денежной массы) уходят за пределы государства, вымываются из обращения.

Есть и другой аспект - политический. Все чаще у исследователей складывается мнение о том, что многие решения принимаются в ущерб государству.

Нынешние попытки власти, в т.ч. и искреннее стремление президента РФ, не выглядят убедительными и обнадеживающими. Очевидно, что традиционные меры - административные, правовые, даже организационные - к быстрому положительному результату не приведут. Даже в том случае, если в бюджете запланировать дополнительные расходы на укрепление правопорядка.

Причина в ином, а именно: не преодолен социально-экономический и нравственный кризис, не восстановлена дееспособность государственных институтов, не создана атмосфера, в которой криминалитет чувствовал бы себя некомфортно в нашей стране. Скорее, наоборот, на смену романтизации бандитов и "новых русских" пришла апатия, смирение с тем, что те, "у кого деньги, могут все".

Но решить эту проблему необходимо сейчас. Необходимо немедленно эту программу не только принять, но и на практике реализовать как широкую, общенациональную программу борьбы с преступностью. Не только криминальной, уличной, но и экономической. Это - совершенно реальная задача. Общество помнит, что после известных терактов в городах России за несколько дней радикально улучшилась криминальная обстановка. Радикально, в разы, сократилось количество преступлений: "вдруг" перестали красть машины, убивать, грабить, даже хулиганить. Но для этого нужна была политическая воля, гражданская мобилизация, создание нетерпимой обстановки в общественном мнении.

4. Самая катастрофическая ситуация сложилась в демографии, в частности, здравоохранении. По оценкам американских ученых, население России к 2015 году сократится до 130 млн. человек, т.е. на 17-19 миллионов. Это равноценно всем потерям СССР во Второй мировой войне. Значительная часть этих потерь приходится на здравоохранение. По существу мы ежегодно теряем сотни тысяч наших сограждан из-за отсутствия возможности оказать качественную медицинскую помощью. И не только стариков, младенцев, но и граждан самого активного возраста. В этих условиях должна быть принята программа, направленная на изменение демографической тенденции. Мы должны бороться за жизнь каждого гражданина - и пенсионера, и младенца, понимая, что мы боремся не больше и не меньше, как за будущее нации, поставленной на грань биологического выживания.

Проблемы лекарств, качества продуктов, условий труда - должны решаться немедленно, сейчас, а не в далекой перспективе. Тем более что решить эту задачу практически не только нужно, но и можно. Обычные аргументы о недостатке средств не должны быть причиной отказа от этой программы. В Швейцарии, например, где лучшее в мире здравоохранение, расходы на него целиком покрываются налогами на табачные изделия.

5. Необходимо, чтобы интеллектуальные, культурные и духовные приоритеты были поставлены на первое место в политике государства, в том числе бюджетной. Но главное, чтобы общество, структуры власти осознали, что эти приоритеты - долгосрочная государственная политика. Это обязательное условие решения всех политических и экономических проблем. Прав М.Капустин, утверждая, что "уразуметь сие должна, во-первых, сама интеллигенция (без ложных обид и выпендрежа), во-вторых, Власть, а в-третьих - постепенно, через СМИ, и вся остальная социальная масса. Пока все общество в целом не научится ценить свой мозг и, следовательно, руководствоваться головой в своей жизни - оно обречено на прозябание или, что более присуще России, на бесконечные метания, которые окажутся впоследствии бессмысленными, более того - обессиливающими весь в прошлом мощный организм, открытый для творчества.

Важный ресурс нации - нравственность и духовность. Ресурс, который в эпоху глобализации будет играть возрастающее значение. Его использование, в т.ч. и в целях мобилизации общества, ускоренность экономического развития, также задача общества и власти.

Человек слаб. У всех бывают моменты или даже периоды, связанные с тяжелым выбором между добром и злом. У всех. Ежедневно. Каждый человек много раз на день должен делать такой выбор, но всегда делают правильный выбор только святые. Поэтому своей важнейшей задачей каждый соотечественник, все общество должно видеть задачу помощи ближнему в том, чтобы он чаще делал правильный выбор и реже - неправильный, безнравственный. И атеист, и верующий. Обществу и государству, как, впрочем, и власти, необходимо вернуть нравственную опору.

Верующему сделать такой выбор легче потому, что религия, церковь, в особенности традиционные для России религии, оказывают ему огромную помощь. По сути, спасают его. Именно поэтому мы считаем, что для граждан России вера, религия, особенно традиционные, - безусловные ценности, которые необходимо всячески сохранять и поддерживать. В России много святых мест, храмов, культурных и исторических памятников, которые выполняют не только важнейшую нравственную, но и, мы убеждены, экономическую функцию. Без такой опоры на духовный и культурный потенциал, повторим, Россия не решит ни одной из своих государственных, экономических и социальных проблем.

Труднее бороться со злом атеисту - он полагается только на свои силы. Но мы убеждены, что пропасти между верующими и атеистами сегодня нет. Ее сделали искусственно. Более того, нынешний век, - век великого синтеза науки и веры, скорость которого будет определяться в России.

6. Социальная сторона проблемы экономического развития везде в мире считается одной из ключевых проблем. И это должно быть не только понятно руководителям государства, но и принято в качестве важнейшего политического приоритета для исполнительной власти. Судя по всему, этот принципиальный вопрос не только не решается, но и может быть сознательно оставлен вне приоритетов правительства. Правительство обязано обеспечить реализацию соответствующих крупных социальных программ - увеличение размеров выплаты до достойных, а не символических пенсий, обеспечение современного образования, качественного и доступного здравоохранения, выплат пособий по безработице и т.д.

Ссылки на экономические трудности, тем более трудности реформ, "переходного периода" и т.д. - ставшие привычными для наших макроэкономистов и финансистов, - могут быть оправданием только по отношению к темпам улучшения положения граждан, но не их отсутствия.

Этот же приоритет должен быть понятен и бизнесу. И потому политика бизнеса в сфере зарплат, социального обеспечения работников, инвестиций в условия и охрану труда - должна быть социально-ответственной политикой. Необходимо в целом создать такие правовые и экономические условия, когда любой предприниматель не стоит перед выбором "платить или не платить", а берет на себя обязательства и гарантирует достойную оплату, ниже которой запрещено платить государством. Так, как это делается во всех развитых странах мира, где уровню минимальных оплат могут позавидовать те отечественные специалисты, которые живут по российским стандартам выше среднего уровня. Любой наемный работник должен обходиться работодателю дорого. Мы должны прекратить практику работы за условную заработную плату. По сути, рабский труд (доля которого в СССР и России не превышает 30% от ВВП, тогда как в других странах-лидерах глобализации превышает 70%) делает невозможным развитие наукоемкого производства.

7. Мы считаем, что возможная будущая модель развития России, конечно, будет учитывать реалии не только глобализации, но и станет наследником традиций, опыта и идей российской социал-демократии и советского периода истории. Но она складывается в XXI веке и не может опираться, как считают некоторые политологи, только на традиции или догмы. Новая социальная модель, во-первых, должна отказаться от многих ошибок, сделанных русской социал-демократией в период нахождения у государственной власти. Главный вывод из этих ошибок следующий: интересы партии не могут быть выше интересов нации и государства, своих сограждан, они не должны оправдывать любые политические средства, в т.ч. насильственные.

Во-вторых, особенности нынешнего этапа развития человечества позволяют сделать вывод о том, что новая социально ориентированная модель России (как и других стран) вполне совместима, более того, - органично сочетаема с идеями, которые традиционно не поддерживались социал-демократией. Такими, например, как вера, монархия, многоукладность экономики, национальные традиции, роль интеллигенции и т.д. Не вызывают же эти идеи отторжения у лейбористов Великобритании или социал-демократов и социалистов Испании, Скандинавии, других государств. Мы считаем, что русская социалистическая идея XXI века еще только зарождается и она не должна быть ни простым продолжением идей большевизма, ни западной социал-демократии. Как и в начале XX века русские социалисты должны найти свой путь. И не ошибиться.

Таким образом, ключевые общемировые тенденции, которые дают нашей России хорошие перспективы на будущее - это синтез сильного, демократического, правового, социально ответственного государства, с современной рыночной экономикой, мощной системой поддержки и социальных гарантий для "слабых" групп наших сограждан, ставкой на интеллектуальный и духовный потенциал нации.

4. Идея "технологического рывка"

Выше уже говорилось, что ликвидировать отставание России старыми мобилизационными методами, либо нынешними - поступательного развития - невозможно. Если сохранится существующая тенденция, то к 2015 году Россия в лучшем случае догонит Португалию по ВВП на душу населения, а ее ВВП будет составлять 20% от американского. Это приведет к тому, что она станет "еще более маргинализированной страной", законсервирует свое отставание.

Более того, неизбежны политические, военные и иные последствия такого сценария развития событий, усугубленные в том числе и демографическими факторами. Иными словами, такой исход неприемлем для тех, кто хочет сохранить суверенитет в стране, перспективу для ее развития. Нужен принципиально иной алгоритм научно-технического и экономического развития России в условиях глобализации, а именно - "опережающего развития" или "технологического рывка".

Когда задается вопрос о такой возможности, подразумеваются исключительно экономические способы и возможности, или, точнее, только набор мероприятий, позволяющих увеличить рост ВВП. На самом деле это не так. Важно изначально поставить политическую задачу, но не только перед правительством, но и всем обществом (в свое время этот метод искусно применялся КПСС. Поставить задачу и проявить волю. Прежде всего, президенту. Основания для того, чтобы поставить такую задачу, безусловно, есть. Напомним, что по показателю ВВП на душу населения. Россия отстает от ведущих государств мира в 4,5-5 раз (от Германии и Франции в 3,5 раза, а от США - в 5 раз!) и уступает Маексике и Бразилии! По другому показателю - ВВП государств (в стоимостном выражении) - Россия уступает США - более чем в 8 раз, Китаю - почти в 4 раза, но и Италии, Бразилии, не говоря уже о Японии, Индии, Германии и других странах.

Для того чтобы перейти в группу развитых государств мира России необходимо, как минимум, не только в пять раз увеличить ВВП на душу населения за очень короткие сроки, но и изменить структуру экономики. Надо понимать, что это время другие развитые государства терять не будут - рост их ВВП в это время отнюдь не остановится! Когда речь идет об экономическом росте в разы, т.е. на 100, 200, 500% - это может быть только скачок. Экстраполяция нынешних темпов роста ВВП (4-5% - даже 7%) на будущее просто не оставляет России шанса даже удержаться в числе стран с относительно развитой экономикой.

Иными словами, изначально должна быть идея ускоренного развития, скачки, сформулированная в конкретную политическую задачу определенными силами в обществе, которые смогут мобилизовать имеющиеся у государства и нации возможности и ресурсы для решения поставленной задачи.

При этом, на наш взгляд, принципиально важно провести инвентаризацию всех возможностей общества - материальных и нематериальных. Но, все-таки, изначально важно, повторим, сформулировать цель, ее обосновать, сделать целью работы всего общества, всей экономики, а не только правительства. Оговоримся, что как и 10-15 лет назад, рассчитывать на решение вопроса с помощью западных инвестиций - вредная иллюзия, которой некоторые еще придерживаются. Во-первых, даже те небольшие спекулятивные инвестиции (до 4.0 млрд. долл. в квартал), которые попадают в Россию, не влияют на рост ее экономики (а иногда мешают). А, во-вторых, масштабные инвестиции реально могут быть очень и очень не скоро.

Итак, об идее, о цели. Задача простого роста ВВП не может "воодушевить" ни правительство (ему необходимо резко активизироваться, делать "лишнюю" работу), ни общество - бизнес, бюджетников, интеллигенция и т.д., - потому что не отвечает на вопрос "зачем это нужно". Хотя при внимательном рассмотрении оказывается, что это нужно всем, а, в особенности, тем, кто связывает свою судьбу, работу, бизнес с экономическим ростом в России. Необходимо объяснить обществу, что необходимость "рывка" объективно обязательна для России, ибо если ситуация с темпами роста ВВП сохранится, то России просто придется смириться со своей ролью второстепенной (в политическом, экономическом и социальном плане) державы. Выбор не только политический, он - исторический, даже цивилизационный, а не просто экономический. Соответственно, и решать эту проблему необходимо не только экономическими методами. Поэтому сторонники "рывка" это та часть нации, которая не хочет видеть ее в числе мировых аутсайдеров, не хочет смириться с второстепенной ролью. Понятно, что чем больше таких сторонников, тем больше тех, кто хочет думать и делать все возможное для реализации этой цели.

В этом плане необходима программа, включающая комплекс - экономических, политических, идеологических и других - мер:

1. Идеологические меры. Речь идет не столько о пропаганде (хотя и о ней тоже), сколько о комплексе мероприятий, мобилизующих общественное мнение и все общество, включая и оппозицию, на реализацию этой цели. Нужны "приводные ремни", которые сейчас отсутствуют. Эти мероприятия имеют конкретный экономический эффект, в т.ч. и выражающийся в росте ВВП. В условиях поддержки обществом оппозиция не дестабилизирует политическую ситуацию, что серьезно сказывается на экономике. Например, простая отставка правительства, как минимум, на 3-4 месяца нарушает работу всего управленческого аппарата. Забастовки - немедленно сказываются на промышленном росте. Но и любые негативные оценки - особенно политиками - немедленно отражаются на экономической жизни.

Примером такой мобилизации общества, может стать работа, в первую очередь, партий и общественных организаций. Необходимо помнить о важности фактора личности в эпоху глобализации. Люди, их способности и возможности, - главный фактор роста ВВП. Об этом часто забывают.

Другой аспект этой проблемы - государственные расходы, прежде всего на управление, которые слишком высоки для России. Безусловно, прав А.Илларионов в том, что непроизводственные государственные расходы необходимо резко сокращать. Напомним, что в первые послевоенные годы шведский премьер приезжал на работу на общественном транспорте. У нас же в распоряжении чиновников десятки тысяч автомашин. Но каждая машина это не только стоимость автотранспорта, но и стоимость обслуживания, бензина, зарплата водителя и т.д. Также, как и кабинеты чиновников и пр. расходы государства. На наш взгляд, можно и нужно немедленно начинать программу оптимизации государственных расходов на управление с тем, чтобы освобождающиеся средства целевым способом направлять на развитие образования, науки, культуры (в т.ч. и рост ВВП), т.е. тех областей, которые сегодня определяют темпы развития государства.

2. Организационные меры. Среди организационных мер просто напрашиваются, лежат на поверхности, принятые таких мер, которые могут дать не только немедленный эффект (уже в 2002 году), но и в ближайшие 3-5 лет:

- Повышение эффективности работы Государственного таможенного комитета (в т.ч. создания единой с другими структурами базы данных) может, по некоторым оценкам, увеличить поступления в бюджет на 20-30% уже в текущем году. Недоплачивают или не платят таможне (и бюджету) не просто многие, а очень многие. Эти проценты - миллиарды долларов и десятки миллиардов рублей, потерянных для бюджета. На наш взгляд, ГТК собирает в казну не более чем 50% от того, что должно получать;

- Повышение эффективности работы Министерства по налогам и сборам. Здесь уже сделано многое. В отличие от ГТК, прирост поступлений в бюджет не может быть таким внушительным, но, каждый процент прироста эффективности - это миллиарды рублей в бюджет;

- Улучшение, а по сути дела создание системы государственного финансового контроля. Сегодня Счетная палата, Минфин и др. контрольные органы контролируют лишь часть, причем очень незначительную, экономики страны. Вне контроля, например, находятся десятки тысяч государственных предприятий, целые сектора экономики, ресурсы и т.д., включая регионы страны. Речь может идти не только о контроле за расходованием госсредств, но о повышении эффективности всей экономики, т.е. темпах ее роста на десятки процентов за счет учета и использования до сих пор неиспользованных ресурсов.

3. Теперь, собственно об экономических мерах. Главный прирост ВВП в 2000-2002 годах был достигнут в двух областях экономики: во-первых, за счет экспорта углеводородного сырья и вообще экспорта сырья из России, и, во-вторых, за счет расширения внутреннего спроса населения на товары потребления, услуги, строительные материалы, связь и пр. Очевидно, что обе эти области, при известном к ним внимании со стороны Правительства, могут дать и наибольший прирост промышленного производства, услуг, а, в конечном счете, и ВВП. Так, наипростейший способ роста ВВП - увеличение добычи и экспорта сырья, прежде всего углеводородного. При поддержке правительства могут быть как увеличены объемы добычи, так и открыты новые рынки. Здесь необходима повышенная координация всех ведомств (Минобороны, МИДа, Минпромышленности и т.д.).

Однако, больших возможностей, а главное, - желания владельцев этих отраслей - экстенсивно развивать экспортные объемы нет. Здесь мы вновь возвращаемся к политике, в данном случае установлению диалога исполнительной власти с владельцами предприятий-экспортеров сырья. Понятно, что ВВП формируется за счет добавленной стоимости. В данном случае более глубокая переработка сырья - лучший способ не только усиления экспортных позиций, но и экономического развития. Вместе с тем наиболее продвинутые владельцы экспортных предприятий (например, М.Ходорковский) прекрасно понимают, что задача для России стоит гораздо серьезнее - изменение структуры экспорта и структуры экономики в целом, за счет экстенсивного развития сырьевого экспорта экономику в конечном счете не разовьешь: необходимо развивать новые отрасли экономики, преимущественно наукоемкие. Именно в этих отраслях возможен качественный рост экономики, когда темпы ее развития определяются не процентами, а десятками процентов ежегодно, когда появляется возможность "перескакивать через этапы", т.е. создавать новейшие поколения техники, минуя существующие. Использование новейших достижений фундаментальной науки, НИОКР, результатов достижений в области образования дает потенциальную возможность развития качественной, наукоемкой экономики, когда темпы ее развития определяются десятками и сотнями процентов в год. Так происходит в таких отраслях, как интернет-технологии, связь, программное обеспечение.

Особое место занимают отрасли, ориентированные на внутренний рынок. В 2002 году объем различной торговли превысил 100 млрд., услуги населению 25 млрд. долл.

Но главное внимание, я все-таки уделил бы стимулированию роста внутреннего спроса населения на отечественные товары. Десятки отраслей (и не только пищевая, текстильная, деревообработка) могут дать прирост в 2002-2003 годах в 30-40% за счет стимулирования внутреннего спроса населения, который у нас настолько низок, что не дает развиваться отечественной промышленности. Здесь возможна разработка целого комплекса мер: рост (в разы, но постепенно) заработной платы, пенсий и пособий, льготное кредитование (например, как в США на покупку автомашин, что позволило преодолеть кризис 1 квартала 2002 года) кредитов на жилье, строительство домов, дач и т.д., включая товары длительного спроса: электротехнику, связь, одежду и т.д.

Надо сказать, что эти сектора экономики находились и находятся на периферии внимания исполнительной власти. А зря, ведь именно в этих областях можно ожидать наибольший прирост ВВП.

Таким образом, можно констатировать, что, во-первых, нужна стратегическая цель и программа, объединяющая все общество, а главное - соответствующая политика. Но главное - нужна политическая воля, заинтересованность, прежде всего президента.

Во-вторых, необходимо провести инвентаризацию всех имеющихся ресурсов с тем, чтобы научиться их использовать.

В-третьих, необходим общий план (он может насчитывать тысячи мероприятий) для решения задач повышения эффективности экономики в каждом ее секторе, даже незначительном. Этот план должен включать широкий комплекс вопросов - от увеличения занятости населения и административной реформы до "собственно" экономических решений.

В-четвертых, необходимо сокращение государственных расходов вообще и на государственное управление, в частности. Необходимо провести инвентаризацию всех ресурсов и посмотреть, как они используются.

Наконец, в-пятых, необходимо стимулирование отраслей, прежде всего определяющих научно-технический прогресс (образования, наукоемких технологий и т.д.). Почему бы, например, не направить целевым образом часть золотовалютного резерва в эти области? Напомним, что только за две майские недели он вырос на 1,2 млрд. долл. Такой комплекс мер может и, безусловно, даст ежегодный рост ВВП, как минимум, в 15% на протяжении ближайших 5-7 лет.


А.Подберезкин

19-03-2003

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован