11 октября 2012
12032

Современное состояние непризнанного государство Нагорный Карабах и его положение

Лекция 7. Современное состояние непризнанного государство Нагорный Карабах и его положение.

АНАТОЛИЙ ЦЫГАНОК

АЗЕРБАЙДЖАНА - АРМЯНСКИЙ КОНФЛИКТ. ВЛИЯНИЕ КАРАБАХА НА РАСКЛАД СИЛ В ЮЖНОМ КАВКАЗЕ. ВЛИЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ НЕПРИЗНАННОГО ГОСУДАРСТВА В ОТНОШЕНИЯХ МЕЖДУ АРМЕНИЕЙ И АЗЕРБАЙДЖАНОМ. РОССИЯ И НЕПРИЗНАННОЕ ГОСУДАРСТВО НАГОРНЫЙ КАРАБАХ. КОМПРОМИСС ПО РЕШЕНИЮ КОНФЛИКТА. ПРИНЦИПЫ КОМПРОМИССА РЕШЕНИЯ КАРАБАХСКОГО КОНФЛИКТА. ПОЗИЦИЯ США В ОТНОШЕНИИ ПУТЕЙ УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА ПОЗИЦИЯ ЕВРОПЫ В ОТНОШЕНИИ ПУТЕЙ УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА .ПЕРЕГОВОРНЫЙ ПРОЦЕСС И ПОЗИЦИИ СТОРОН. ДИВЕРСИФИКАЦИЯ ПОДХОДОВ К УРЕГУЛИРОВАНИЮ КОНФЛИКТА. ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕГОВОРОВ ПО НАГОРНОМУ КАРАБАХУ. ПОЗИЦИЯ РОССИИ И ЕЕ ОЦЕНКА В АРМЕНИИ И АЗЕРБАЙДЖАНЕ. ПОЗИЦИЯ АРМЕНИИ И АЗЕРБАЙДЖАНА. ЮГООСЕТИНСКИЙ КОНФЛИКТ КАК КАТАЛИЗАТОР ПРОЦЕССОВ ВОКРУГ НАГОРНОГО КАРАБАХА НАРОРНЫЙ КАРАБАХ: 15 ЛЕТ НИ ВОЙНЫ МИ МИРА.
Курсовая (реферат):Позиция России в Карабахском конфликте и ее оценка в Армении и Азербайжнаке. Югоосетинский конфликт, как катализатор процессов вокруг Нагорного Карабаха. Роль переговоров в решении проблем Нагорного Карабаха конфликтов на Кавказе в современное время.
Доклад на семинар: Позиция России и ее оценка в Армении и Азербайджане.
Компромиссные решения по нормализации Карабахского конфликта.
Вопросы выносимые на экзамен. Исторические причины Карабахского Конфликта Последствия Карабахского Конфликта и его влияния на политику Азербайджана, Армении. Позиция России и ее оценка в Армении и Азербайджане. Компромиссные решения по нормализации Карабахского конфликта. Югоосетинский конфликт, как катализатор процессов вокруг Нагорного Карабаха.
Литература.
Давид Петросян.В чем причина успеха армян в военной фазе Карабахского Конфликта (1991-1994). еженедельнике "The Noyan Tapan Highlights" N18-20 за май 2000 года, Давид Петросян. Не числом. Военно-политический импресс. ИАЦ "Ноян тапан", Ереван, информационный бюллетень "Регион", 19 января 1993 года.
Сергей Маркедонов. План Брайза требует доработки. Сергей Маркедонов. Нагорный Карабах: компромисс возможен. http://www.politcom.ru/article.php?id=2695 .Сергей Маркедонов Нагорный Карабахский конфликт: принципы компромисса. www.politcom.ru/article.php?id=2825 Сергей Маркедонов. "Миротворческий оптимизм" бывает убийственным. Кавказский узел. Нагорный Карабах: взгляд на конфликт с места события. http://www.kavkaz-uzel.ru/print/analytics/id/985780.html.В. Симанов. Закавказье: потенциалы смерти. "Свободная Грузия" от 16 декабря 1992 года. Армен Ашотян.НАГОРНЫЙ КАРАБАХ: РАЗВЯЗАННЫЙ УЗЕЛ
Попытка геополитического анализа. Алла Язькова Нагорный Карабах: 15 лет ни войны, ни мира.Турция претендует на роль главного посредника в урегулировании конфликта. Независимая газета. 21.09.2009. http://www.ng.ru/courier/2009-09-

Законодательные акты:
Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1990 г. N 1050-I "О несоответствии Конституции СССР актов по Нагорному Карабаху, принятых Верховным Советом Армянской ССР 1 декабря 1989 года и 9 января 1990 года"
Протокольное решение по конфликту в Нагорном Карабахе и вокруг него (Москва, 15 апреля 1994 г.)
Распоряжение Президента РФ от 3 сентября 1996 г. N 457-рп "О назначении полномочного представителя Президента Российской Федерации в переговорном процессе политического урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе"
Обращение Президента СССР от 14 марта 1991 г. N ОП-1631 "К народу Азербайджана, жителям Нагорного Карабаха!"

Истоки Карабахского конфликта.

Нагорный Карабах являлся яблоком раздора в течение всего советского времени. В 1918-20 гг. Нагорный Карабах стал ареной жестокой войны. Именно в период турецко-германской оккупации на Южном Кавказе появилось новосозданное государственное образование - Азербайджанская Демократическая Республика. Лидер Белого движения России генерал Антон Деникин, чья личность хорошо известна и во Франции, писал в связи с этим в своих "Очерках русской смуты": "Все в Азербайджанской республике было искусственным, "не настоящим", начиная с названия, взятого заимообразно у одной из провинций Персии. Искусственная территория,.. объединенная турецкой политикой в качестве форпоста пантюркизма и панисламизма на Кавказе... Искусственная государственность".
Армяне в Карабахе и самой Армении так и не смирились с включением его в состав АзССР в качестве Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО), поскольку около 90% населения были армяне. С началом перестройки область одна из первых в 1988 году по решению местного выборного органа потребовала разрешить НКАО выйти из состава Азербайджанской ССР и войти в Армянскую ССР. Азербайджан эти требования отверг, а Москва не смогла сохранить мир. Обе стороны конфликта считали, что Москва стоит против них. 10 декабря 1991, года за две недели до распада СССР, в Нагорном Карабахе на референдуме 99,89% населения высказались за полную независимость от Азербайджана. В конце 1991 года конфликт между Азербайджаном и Нагорным Карабахом (при его негласном поддержании Арменией) вылился в полномасштабный вооруженный конфликт.
Само географическое название "Карабах" имеет символическое значение. В переводе на русский язык оно означает "черный сад". Черными оказались и его плоды для межнациональных отношений во всем бывшем СССР. Карабах - первый межэтнический конфликт, который потряс до основания всю партийно-властную вертикаль Советского Союза и стал детонатором его разрушения. Именно во время Карабахского конфликта в наш активный политический словарь вошли такие понятия, как "этнические чистки" и "зачистка территории", "вынужденная миграция", "беженцы", "политические анклавы".
В результате армяно-азербайджанского конфликта из-за Карабаха Азербайджан были вынуждены покинуть около полумиллиона армян, а Армению почти 200 тысяч азербайджанцев. Оба эти государства стали, по сути (особенно Армения), гомогенными моноэтничными образованиями. В ходе вооруженного конфликта из-за Карабаха Азербайджан потерял почти пятую часть своей территории.
Эта война стала первой, где с обеих сторон применялись практически все средства поражения Советской армии. Карабах стал отправной точкой развала Советского Союза. В 1988 г. был создан Комитет Карабаха, и началось национально-освободительное движение. Парадокс в том, что на референдуме 1991 г. жители Карабаха проголосовали за присоединение к России. Дело в том, что по Гюлистанскому договору 1813 г. Карабахское ханство, принадлежащее Персии, стало напрямую подчиняться Российской империи. Армяне помнят это.
Более того, в феврале 1992 года Турция проведением маневров 3 полевой армии вблизи границ с азербайджанским районом Нахичевань чуть не спровоцировала выход конфликта вообще за пределы СССР. А это грозило большой войной. Регион просто напичкан вооружением. В последние месяцы войны в 1994 г., перед подписанием "Договора о прекращении огня", армяне развили такое наступление, что загнали азербайджанцев на территорию сопредельного Ирана на 17 километров. Иран тогда сделал вид, что не обращает внимания на эти разборки. К тому же он поддерживал и продолжает поддерживать армян Еревана и Нагорного Карабаха, из Ирана в НКО идет бензин, моторные масла, товары народного потребления.
Дело в "особых" отношениях Анкары и Тегерана. У Турции, имеющей тесные связи с Азербайджаном, есть договор с "Моссадом" по вопросам борьбы с терроризмом. Естественно, для Турции террористы - курды, а для Израиля - палестинцы. Ну, а армяне дружат со всеми, придерживаясь принципа "враг моего врага - мой друг". Они дружат и с курдами, с палестинцами, и с иранцами, и с иракцами. Армения находится в таком геополитическом тупике: с одной стороны - враждебный Азербайджан и его союзник Турция, с севера - Грузия, которую Армения никогда не рассматривала в качестве дружественного государства, несмотря на одно вероисповедание. То, что сейчас творится в Джавахетии, где проживает армянское население, не благоприятствует улучшению отношений между Арменией и Грузией. Но Армения зависит от железной дороги из России, что проходит через Грузию, которая до сих пор закрыта. Пока все сообщение происходит по воздуху.
По своим последствиям нагорно-карабахский конфликт - наиболее крупный региональный конфликт на всем постсоветском пространстве. Во-первых, он стал своеобразным паттерном для грузин, осетин, абхазов, молдован и жителей Приднестровья (русских, украинцев). Во-вторых, произошла карабахизация политической жизни и Армении, и Азербайджана. Карабахская проблема стала осевым временем для двух закавказских государств. Вся постсоветская армянская элита вышла из шинели комитета "Карабах" и Армянского общенационального движения (АОД), она была идеологически вскормлена идеей Миацума (воссоединения Карабаха и Армении). Любое внутриполитическое событие в этом государстве проходит проверку карабахским фактором. Незначительный отход от карабахской генеральной линии стал причиной ухода в политическое небытие Левона Тер-Петросяна. И какие бы не планировались в Ереване "бархатные революции" (равно как и контрреволюции), все они будут вынуждены отвечать на основной вопрос армянской политической философии - карабахский.
Такую же картину мы видим в Азербайджане. Поражения азербайджанских сил при Ходжалы (февраль 1992 г.) и сдача Шуши (9 мая 1992 г.) стали причиной поражения первого президента Азербайджана Аяза Муталибова. Желание взять реванш у армян привело к власти лидера Народного фронта Абульфаза Эльчибея, обещавшего испить воды в Севане. Когда же эта цель не была реализована, участь Муталибова постигла и его преемника. Надежды на оптимальное разрешение карабахской проблемы вернуло к власти Гейдара Алиева. Кто бы вспомнил о пенсионере союзного значения, если бы не эскалация армяно-азербайджанского противостояния в 1990 г. И сегодня Ильхаму Алиеву, не имеющему пока отцовского политического веса, очень важно играть на карабахских чувствах своих соотечественников для собственной легитимации. Хотя игры подобного рода в "черном саду" чреваты.
Карабахская проблема не чужда и России. Во-первых, в результате развития конфликтной ситуации для нашей страны (особенно для южных регионов) обозначилась проблема мигрантов и всегда сопутствующая ей мигрантофобия. Сегодня на черноморском побережье Краснодарского края армянская община - фактор, с которым нельзя не считаться. В Адлере ее численность равняется 38%, в Сочи и Туапсе соответственно 15 и 12%. Отсюда и антиармянские лозунги кубанского губернатора Александра Ткачева как основа для мобилизации местной элиты и значительной части русского электората. Не менее остро стоит "армянский вопрос" в Ставропольском крае, и "азербайджанская проблема" для Москвы.
В соответствии с данными Всероссийской переписи населения численность армянской общины в России превысила один миллион человек, а азербайджанской составила более 600 тыс. Принимая во внимание не охваченность переписью нелегальных мигрантов, можно предположить, что эта цифра значительно выше. В любом случае две закавказские общины входят в десятку самых крупных российских этносов, а значит, карабахизация стала одним из российских факторов. Россия - кавказская держава. Территория ее кавказских субъектов превышает площадь трех независимых стран Южного Кавказа. Тем паче что граница, проходящая по горному хребту, делает четыре соседних страны сообщающимися сосудами.
Непризнанное государство Нагорно Карабахская Республика.
Говоря о непризнанных государствах надо иметь ввиду, что в мировой практике это не такая уж редкая вещь. Только в Европе в 22 государствах до сих пор идут споры с той или иной горячностью о территориях , которые не имеют определенного статуса. Примером тому Великобритания с ее Северной Ирландией, Уэллсом , Шотландией; Франция с ее Бретанью, Гваделупой и Баским государством, Корсикой, Полинезией, Француской Гвианой. Новой Каледонией; Германия с землями Саар, Бавария ; Швеция с Государством Саамов и Сканией (Сконеленд), Финляндия с Аланскими островами, Италия с провинциями Сардиния, Южный Тироль; Бельгия с германоязычными кантонами, Болгария с Восточной Фракией; Дания с Гренландией и Фарерскими островами, Кипр с Турецкой республикой Северный Кипр; Польша с Русинщиной; Словакия тоже с Русинщиной; Хорватия С Сербской Краиной.В Северной и Южной Америке : США до сих пор не имеют определенного статуса в тех или иных вопросах 7 штатов (от Аляски, Вермона, Гаваев до Калифорнии, Дакоты и Техаса), Аргентина, Гватемала, Гондурас, Канада, Чили. В Азии - такие проблемы имеют Афганистан, Индия, Ирак, Иран, Индонезия, Китай, Пакистан, Турция с Курдистаном, Филиппины, Япония с Окинавой. В Африке - Алжир, Ангола, Конго (Заир), Нигер, Судан, Сенегал, Танзания, Чад, Шри Ланка, Эфиопия, ЮАР. Поэтому и непризнанное государство НКР среди них не "белая ворона".
Политические партии и выборы
После 1992 года был проведен целый ряд выборов, не нашедших международного признания. Все постоянные жители НК, включая ВПЛ из Азербайджана, жителей бывшей НКАО и некоторых частей оккупированных территорий, имеют право голоса. Азербайджан систематически осуждает выборы за нарушение национального и международного права и по причине неучастия в них азербайджанцев. В июне 2004 г., когда были проведены местные выборы, парламент Азербайджана заявил, что выборы могут быть признаны законными только лишь после возвращения ВПЛ азербайджанцев. Армения защищает право Нагорного Карабаха на проведение выборов как осуществление "законного права в соответствии с международными стандартами" и добавляет, что "только благодаря проведению выборов новые власти могут и имеют полномочия вести политические переговоры" Наблюдатели из ведущих международных организаций, таких как ОБСЕ, Совет Европы и Содружество независимых государств (СНГ), никогда не осуществляли мониторинг выборов в НК. Прежний Генеральный секретарь Совета Европы назвал выборы 2004 г. "неуместными", а Брюссель в 2002 отреагировал следующим образом: "ЕС не может признать законными "президентские выборы", которые планируются провести в Нагорном Карабахе".
Основные политические партии - партия Демократический Арзах, партия Свободна Родина, АРФ - Д, и Движение 88. Первая находится у власти с 2000 года. В нее входят представители бывшей советской элиты и новые бизнесмены, которые совместно контролируют большую часть ресурсов региона. Она во многом опирается на связи советских времен, и власти нескольких районов не менялись с тех пор. Глава одной из местных администраций сказал: "Я работал здесь при советской власти, и я все еще здесь".
АРФ-Д, еще недавно вторая по силе партия в Нагорном Карабахе, входит в правящую коалицию в Армении. Это высоко организованная, хорошо финансируемая партия, пользующаяся поддержкой диаспоры. Имея девять мест, она была хорошо представлена в предыдущем парламенте Нагорного Карабаха. Однако, на выборах в июле 2005 г. она объединилась с Движением 88 - свободной ассоциацией интеллектуалов, во многом связанной со средствами информации и НПО, которые всегда находились в оппозиции. У альянса были большие ожидания, особенно после удачи в борьбе за должность мэра Степанакерта в августе 2004 г., но они получили только 3 места из 33-х. Партии, лояльные к де-факто президенту Гукасяну, одержали подавляющую победу. Демократическая партия Арцах заняла наибольшее количество мест, а малоизвестная проправительственная партия Свободная Родина, состоящая из политически активных местных бизнесменов и интеллектуалов, заняла второе место. Оппозиция считает, что власти создали ее в качестве "ложной альтернативы" для отвлечения недовольных избирателей.
Экономическое состояние НКР. Экономика и торговля
Экономика Нагорного Карабаха, ранее интегрированная в советский Азербайджан, была почти полностью разрушена войной. Сегодня она тесно привязана к Армении и значительно зависит от ее финансовых вливаний. Все трансакции проходят через Армению, и часто на товарах, произведенных в Нагорном Карабахе на экспорт, можно увидеть надпись "сделано в Армении".Ереван обеспечивает половину бюджета. С 1995 года наблюдается значительный рост во всех секторах: власти Нагорного Карабаха заявляют, что в 2004 г. ВВП вырос на 18,2%. Приватизация земли и предприятий осуществлена в основном без участия бывших жителей азербайджанцев. Это может еще более осложнить возвращение ВПЛ и реинтеграцию Нагорного Карабаха с Азербайджаном в случае достижения урегулирования.
В первом полугодии 2004 года внутренний валовой продукт Нагорно-Карабахской Республики составил 11319.6 млн. драмов, увеличившись по сравнению с тем же периодом прошлого года на 1515.9 млн. драмов или 12,7%. На экономический рост положительно повлияли материальное производство, темпы реального прироста которого составили 18,3%, нематериальное производство - 6,2%, чистые налоги на товары и импорт - 30,0% другие чистые налоги на производство - 23,2%. Темпы реального прироста материального производства обусловлены в основном темпами прироста в сферах промышленности, строительства и связи. 8,2% из 12,7-процентного прироста ВВП обеспечен промышленностью. В первом полугодии 2003 года в структуре ВВП на 1,8% вырос удельный вес добавленной стоимости в сфере материального производства, а удельный вес добавленной стоимости в сфере нематериального производства, наоборот, снизился на 2,0%. Вместе с тем, удельный вес чистых налогов на товары и импорт возрос в ВВП по сравнению с тем же периодом прошлого года на 0,6%.
Согласно сообщению Национальной статистической службы НКР, численность населения НКР составляет по данным на 1 июля 2004 года 145,6 тыс.человек и увеличилось по сравнению с началом года на 0,4% или 0,6 тысяч человек. В январе-июне 2003 года в НКР родились 989 детей, что меньше по сравнению с тем же периодом прошлого года на 23 ребенка или 2,3% В январе-июне 2003 года в расчете на 1000 жителей родились 6,8 детей, вместо 7,0 за тот же период прошлого года. В республике естественный прирост населения составил 357 человек, что меньше по сравнению с тем же периодом прошлого года на 2,2% или 8 человек. В январе-июне 2003 года число приехавших в республику составило 625 человек, а уехавших - 409, механический прирост составил 216 человек. В первом полугодии 2003 г. число родившихся в семьях каждого третьего и последующего ребенка составило 260, что меньше по сравнению с тем же периодом прошлого года на 25 детей или 8,8%. В рамках программы о мерах по стимулированию рождаемости и многодетности для них открыты вклады в размере 242500 долларов США, вместо 271600 долларов США за тот же период прошлого года. В январе-июне 2003 г. проживающим в районах семьям, имеющим пять и более детей до 18 лет, предоставлены ежемесячные денежные компенсации (в расчете на одного ребенка - за 60 кВт/ч использованной электроэнергии) в размере 7434,2 тыс. драмов. Их получили 1429 детей из 258 семей. В прошлом году такую же компенсацию в размере 7382,6 тыс. драмов получили 1417 детей из 258 семей; В январе-июне 2003 г. в районах зарегистрировано 14 семей, имеющих 7 и более детей до 18 лет: для них в течение года должны быть построены дома. По данным на 1 июля 2003 года, общее число детей, получающих пособия, составило 15828, сократившись по сравнению с тем же периодом прошлого года на 142 ребенка или 0,9%. Среднемесячный размер пособия на одного ребенка составляет 2153 драма, вместо 2162 в прошлом году. ("Азат Арцах")
По данным Национальной статистической службы НКР, численность занятых в отраслях экономики за январь-июнь 2003 г. составила 31251 человек и по сравнению с тем же периодом прошлого года увеличилась на 1772 человека или 6,0%. По состоянию на 1 июля 2003 г., в отделе труда и занятости Министерства социального обеспечения НКР на учете состоят 4484 ищущих работу граждан, 3498 или 78,0 процентов из которых получили статус безработного. Уровень безработицы в НКР за январь-июнь 2003 г. расчитанной в соотношении зарегистрированных в службах занятости безработных и экономически активного населения (занятые и безработные), составил 6,1% - против 6,2% за тот же период прошлого года.
Бюджет, финансы, банки
Нагорный Карабах в значительной степени зависит от внешней финансовой помощи, в первую очередь из Армении, а также из США и диаспоры во всем мире. Нагорный Карабах не может собрать достаточно средств для наполнения своего бюджета, и, можно сказать, что в абсолютном отношении он получает все растущую внешнюю поддержку. Бюджет 2005 года составлял 24,18 млрд. драм (около $53,73 млн.). Местные поступления, по ожиданиям, составят 6,46 млрд. драм (около $14,35 млн.) или 26,7% расходов.
С 1993 года Нагорный Карабах получает "межгосударственный кредит" от Армении. По словам премьер министра, эта сумма составит 13 млрд. драм ($28,88 млн.) в 2005 году, что намного выше по сравнению с 2002, когда эта сумма составляла 9 млрд. драм ($16,07 млн.). Однако, де-факто премьер министр Нагорного Карабаха утверждает, что часть этого займа - 4,259 млрд. драм (около $9,46 млн.) - является фактически возвращением Арменией НДС, таможенной пошлины и акциза, которые Армения собирает на товары для Нагорного Карабаха, проходящие через ее территорию. Оставшаяся часть займа выплачивается в течение десяти лет по номинальной процентной ставке. Хотя Армения предоставляет такие займы с 1993 года, ни один из них не был выплачен. По словам премьер министра Армении, Степанакерт "еще не готов к выплате... В ближайшие годы нам необходимо продолжать предоставление этого займа, чтобы помочь в строительстве инфраструктуры... мы не думаем, что они смогут в ближайшем будущем обходиться сами"
США - второе государство, которое осуществляет прямую государственную помощь. В 1998 году Конгресс впервые назвал Нагорный Карабах получателем гуманитарной помощи отдельно от Азербайджана. Финансами из США управляет Агентство по международному развитию (USAID), которое распределило их между такими НПО, как Фонд помощи Армении, "Спасти детей" (Save the Children). В сентябре 2004 США обязались дать Нагорному Карабаху $23.274.992 и потратили $17.831.608. В выделении этих ассигнований не последнюю роль сыграли армянские группы лоббистов
Армянская диаспора вносит значительный вклад в экономическое развитие НК. Всеармянский фонд "Хайастан" (Армения), расположенный в Ереване, координирует сбор средств и их распределение. По проекту "Арцах" выплаты постоянно растут. С 2002 по 2004 г. они выросли с $2.310.128 до $4.528.618. Финансируемые проекты включают строительство шоссе север - юг и восстановление домов, школ, медицинских учреждений и другой инфраструктуры. Фонд в целом не осуществляет проектов на оккупированных территориях вокруг Нагорного Карабаха, но это могут делать частные доноры. В 2004 г. Всеармянский фонд организовал всемирный телемарафон и собрал $11 млн. для строительства новой дороги север-юг. Местная либеральная налоговая реформа увеличила сбор доходов, собираемых на месте. Налоги, собираемые на месте, в 2005 г. составят 26,7% расходной части бюджета, что намного выше прежних менее чем 19% , которые поступили в бюджет 2001 года от местных сборов. Налоги намного ниже, чем в Армении. Подоходный налог - 5%, государственный налог - 2,5%. Налог социального страхования был снижен с 30% до 13%. Импортируемые товары облагаются пошлиной в 10%, а экспорт не облагается налогом.
В обращении в основном находятся армянские драмы. В НК официально отсутствует Центральный Банк, хотя некоторые функции по регулированию и т.п. выполняет частный Арцахбанк), который имеет 30% своих активов в Нагорном Карабахе и филиалы во всех его районах, но не на прилегающих оккупированных территориях. Владельцами банка являются представители армянской диаспоры, создавшие также Армянский бизнес фонд, который предлагает займы предприятиям в Армении и Нагорном Карабахе.
2. Сельское хозяйство, промышленность, инфраструктура
Нагорный Карабах - это сельская местность, изобилующая высокими горами и редко встречающимися равнинами. Около половины его населения зарабатывает на жизнь сельским хозяйством и разведением скота,158 эта отрасль составляет 34,5% ВВП Зерновые выращиваются на 90% земельных угодий), и начался экспорт пшеницы в Армению. Постепенно восстанавливается возделывание винограда, который был когда-то основным продуктом экспорта. Недавно было построено три винных завода.
Мины, оставшиеся после войны, тормозят развитие сельского хозяйства. По мнению эксперта Хало Траст "уйдет по крайней мере 5-7 лет на то, чтобы разминировать места, в которых постоянно работают или по которым передвигаются люди, если в год будет обезвреживаться 1.000 мин или других взрывоопасных предметов".
Еще одним серьезным препятствием для сельхозпроизводства является неразвитая система орошения. Степанакерт заявляет, что Азербайджан отказывается открыть ключевой ирригационный канал вдоль реки Тертер в Мардакертском районе, чем серьезно ограничивает ведение сельского хозяйства в этом прежде богатом районе. Армяне Карабаха, в свою очередь, перекрывают подачу воды из водохранилища Сарсанг, когда в этом крайне нуждается Азербайджан. Официальные лица Нагорного Карабаха утверждают, что Азербайджан отверг попытки начать диалог по этой проблеме.
Промышленности и сфере услуг был задан значительный импульс с недавним развитием горной промышленности и телекоммуникаций. Малый и средний бизнес специализируется на производстве продуктов питания и напитков, обработке алмазов и выпуске тканей и ковров, ювелирных изделий и часов), обуви, кафельной плитки и строительных материалов, однако на этих предприятиях работают менее 1.000 семей. В горной компании Metal Base в Дрмбоне работает более 850 человек. После получения в 2002 году финансирования для эксплуатации богатых залежей золота, меди и ртути близ Дрмбона в 2003 г. производство возросло до $24 млн. Сегодня на его долю приходится одна треть промышленного производства. Постоянно растут туризм и телекоммуникационные услуги. Рост телекоммуникаций вызван в основном расширением Карабах-Телекома, финансируемого из Ливана. Нагорный Карабах производит 70% потребляемой электроэнергии, остальное импортирует из Армении и Ирана.
Вооруженные силы Нагорного Карабаха
Нагорный Карабах, возможно, самое военизированное общество в мире. Хорошо обученная и оснащенная оборонительная армия Нагорного Карабаха это в первую очередь сухопутные войска, значительная часть состава которых обеспечивается Арменией. Официальный представитель Нагорного Карабаха сообщил Крайсис Груп, что в армии насчитывается 20.000 солдат, по оценке независимого эксперта эта цифра составляет 18.500. Предположительно, возможна мобилизация еще 20.000-30.000 резервистов. Исходя из численности населения, Нагорный Карабах не может обеспечить такие крупные силы без привлечения значительного числа людей извне. По независимой оценке в армии служат 8.500 армян из Карабаха и 10.000 из Армении.) Если эти цифры точны, на 1.000 человек в Нагорном Карабахе приходится 65 военнослужащих, это превышает почти все страны по доле населения, занятого военной службой.
Тем не менее, многие призывники и солдаты-контрактники из Армении продолжают служить в НК. Де факто министр обороны признает, что 40% личного состава его вооруженных сил контрактники, включая граждан Армении. Он заявляет, что никто из граждан Армении не призван в армию принудительно и добавляет, что 500.000 армян нагорно-карабахского происхождения живут в Армении, и что некоторые из них служат в нагорно-карабахской армии. Бывшие призывники из Еревана и других городов Армении рассказали Крайсис Груп, что их, по-видимому, своевольно отправили в Нагорный Карабах и оккупированные районы сразу же после прибытия на призывной пункт. Они отрицают, что добровольно отправились в Нагорный Карабах и на прилегающие оккупированные территории. Им не платили надбавку за службу за пределами Армении, и они несли службу в военной форме и под военным командованием Нагорного Карабаха. Нежелание молодых призывников из Армении служить в НК растет, что, возможно, объясняет явное сокращение их числа.
Между вооруженными силами Армении и Нагорного Карабаха существует высокая степень интеграции. Власти Армении признают значительные поставки вооружений и оснащения. Власти Нагорного Карабаха также говорят о том, что офицеры из Армении помогают им в подготовке личного состава. Однако, Армения настаивает на том, что в Нагорном Карабахе и на оккупированных территориях вокруг НК нет ни одного воинского подразделения Армении.
До 2000 года военные играли значительную роль в политике. Ситуация начала меняться, когда накалилась борьба за влияние между де-факто президентом Гукасяном и тогдашним главнокомандующим армии Самвелом Бабаяном. Бабаян был уволен, и в последствие его осудили на четырнадцать лет за организацию попытки покушения на президента. С тех пор политическая роль военных явно уменьшилась, хотя все еще ощущается их экономическое присутствие. Армия рассматривается как институт, обеспечивающий стабильную работу, и многие семьи зависят от этого дохода.
В ЧЕМ ПРИЧИНЫ УСПЕХОВ АРМЯН В ВОЕННОЙ ФАЗЕ КАРАБАХСКОГО КОНФЛИКТА (1991 - середина 1994 гг) ?
Касательно военной фазы армяно-азербайджанского конфликта из-за Нагорного Карабаха выдвигается достаточно много версий относительно того, как именно и почему в 1991 - середина 1994гг армяне взяли верх над своими оппонентами. Это интересная и, к сожалению, пока мало исследованная тема. Известно, что по крайней мере в начале конфликта, многие эксперты полагали, что у Армении и армян Нагорного Карабаха практически нет шансов на успех при начале даже локальных, не говоря уже о крупномасштабных, боевых действиях против Азербайджана. Однако, в 1991 - середина 1994 гг по объективным причинам в военном противостоянии сформировался ряд факторов, которые сыграли во многом решающую роль в выравнивании шансов сторон. Среди них выделим прежде всего следующие:
1. Моноэтничность государства и практически завершенный процесс формирования армянского этноса. Отсюда осознание подавляющим большинством населения исключительности ситуации, т.е. понимания национально- государственных интересов и готовность осознанно пойти на необходимые жертвы. Это обстоятельство стало стержнем мужества армянских бойцов иррегулярных формирований, а затем и регулярных войск. Еще академик Андрей Сахаров отметил, что: "Если вопрос Нагорного Карабаха для Азербайджана это вопрос престижа, то для армян это вопрос жизни и смерти". Этим и объяснялось то обстоятельство, что несмотря на все социально-бытовые и экономические проблемы (отсутствие света, холод, блокада, нехватка продовольствия, массовая миграция населения и т.д.) население страны СОЗНАТЕЛЬНО поддерживало государственную политику в вопросе Нагорного Карабаха.
2. Отчасти этим объяснялась внутренняя стабильность в Армении во время наиболее острой фазы военного противостояния (1991- середина 1994гг). В эти годы президент Армении Л.Тер-Петросян не вводил чрезвычайного или военного положения в стране и не ограничивал прав граждан и политических организаций. За это время не была запрещена ни одна политическая партия, не была закрыта ни одна газета. Армения была единственной страной на постсоветском пространстве, где коммунистическая партия не преследовалась после августовского путча 1991 года. Внутренняя стабильность в обществе во многом объяснялась еще и тем, что в вышеуказанный период, руководство Армении, за редким исключением, ни под каким предлогом не шло на нарушение законов и нормативных актов. Классический пример: Армения была единственной республикой бывшего СССР, которая осуществила свой выход из Империи строго следуя букве и духу известного союзного закона "О порядке выхода союзной республики из состава СССР".
3. В вопросах формирования регулярной армии руководство Армении оказало полное доверие кадровым военным и всему офицерскому корпусу (в качестве обратного примера можно привести ситуацию в Азербайджане и Грузии).
4. В конце 1992 года удалось добиться частичной профессионализации армии. Специальным указом президента была создана отдельная мотострелковая бригада, набор в которую осуществлялся только на контрактной основе. В ее состав вошли в основном бойцы- фидаины из различных разношерстных иррегулярных подразделений территориальной обороны. Данная акция (ее инициатором был министр обороны страны Вазген Манукян) автоматически привела к ликвидации в стране т.н. "незаконных вооруженных формирований", еще большей стабилизации обстановки внутри страны и формированию чрезвычайно боеспособного соединения, костяк которого составили воины имеющие опыт боев не только со времен Афганистана и в Нагорном Карабахе, но также против внутренних войск СССР и Советской Армии. Таким образом, в приграничной с Азербайджаном полосе действовали фактически профессиональные подразделения, которые несли в приграничных боях минимальные потери, но при этом наносили противнику большой урон.
5. После создания подразделений на контрактной основе военное и политическое руководство Армении в основном отказалось от использования в боевых действиях необученных новобранцев и формирующихся частей национальной армии. Это обстоятельство переломило настроения в обществе и стабилизировало ситуацию с призывом в армию, пограничные войска и войска МВД. В качестве иллюстрации приведем следующие цифры характеризующие результат призыва на действительную военную службу: весна 1992 года - 44%, осень 1992 года - 73%, весна 1993 года - 100%, осень 1993 года - 100% и далее план призыва всегда выполнялся.
6. Одной из причин того, что армяне в 1991-1994гг взяли верх над Азербайджаном было то, что в рамках СССР Армения была в целом более технологичной республикой чем Азербайджан. Примером, подтверждающим это мнение, является создание сил ПВО, офицерский и часть личного состава которых состояла в годы войны в основном из сотрудников многочисленных институтов и НПО промышленности оборонного подчинения в различных областях радиоэлектроники, точного машиностроения и электротехники.
7. Немаловажное значение имела регулярная помощь союзников и партнеров, которые осознавая свои геополитические интересы в регионе оказывали ту или иную помощь Армении. Россия оказывала определенную помощь боеприпасами и энергоносителями (боеприпасы из России поступали также в Азербайджан. Особенно летом-осенью 1992 года и осенью 1993 года), Иран - энергоносителями и предоставляя свою территорию для транзита, в том числе военного назначения, Сирия и Греция - энергоносителями и гуманитарной помощью. Кроме того, введение Россией 65% таможенной пошлины на товары вывозимые в Азербайджан поставило Баку в исключительно тяжелое положение. Это было результатом продуманной политики Еревана, сильное влияние на формирование которой в те годы оказал главный советник президента Армении по национальной безопасности Ашот Манучарян.
Если сравнивать их с действиями Баку, то лучше всего сослаться на несколько категоричный комментарий внешнеполитической деятельности Армении и Азербайджана опубликованный весной 1993 года в тегеранской газете "Джаане ислами" ("Мир ислама"), являющейся "рупором" исламских фундаменталистов: "Равенство военных потенциалов противоборствующих сторон связано не только с внутренними, но и внешними факторами. Азербайджан связывает с опекой Турции особые надежды, не учитывая ее реальных возможностей влияния на ситуацию в регионе и недостаточного воздействия на мировое общественное мнение. Вывод однозначен: Турция в Карабахском вопросе, если речь идет о защите интересов Азербайджана, не может пересечь "красную черту". Армения верно оценила эту ситуацию. Большая работа проведенная Арменией в Европе и Америке (речь, прежде всего, видимо идет о многочисленных армянских лоббистских организациях, а также работе внешнеполитического ведомства при руководстве им Р.ОваннисяномА.Киракосяном - автор) поставила Турцию перед неразрешимыми проблемами и даже заставила ее допустить поставки западной гуманитарной помощи в Армению через свою территорию. Это был последний удар по наивности Баку, который заставил принимать действительность такой какой она есть, а не такой какой хочется ему. Этническая и религиозная близость с Турцией от которых Азербайджанская республика ждала чуда, оказалась в этой ситуации бесполезны, но иначе не могло и быть. В мире, в котором ты не имеешь влияния, легче давать обещания, чем их выполнять. Провал надежд Азербайджана связанных с Турцией, - яркий тому пример..."
8. Благодаря помощи армянской диаспоры была проделана большая работа по укреплению пограничной полосы с Азербайджаном, строительству и реконструкции транспортных коммуникаций на северо-востоке и юге страны. Появилась большая возможность маневрирования имеющимися резервами в прифронтовой полосе и улучшилось материально- техническое обеспечение прифронтовых районов и Нагорного Карабаха. Речь в данном случае фактически идет о том, что вольно или невольно Азербайджану противостояла не только Армения или армяне Нагорного Карабаха, а весь диаспоральный армянский народ.
9. Руководство Армении (Л.Тер-Петросян, А.Манучарян), используя внутриполитические противоречия 1992-1993гг в Азербайджане (противостояние Абульфаз Эльчибей - Гейдар Алиев), осенью 1992 года сумело фактически заключить сепаратный мир с Нахичеванской автономной республикой. В результате чего, была уменьшена опасность боевых действий на втором направлении, а часть высвободившихся подразделений были переброшены на восточную границу и в Нагорный Карабах.
10. Сохранение на территории Армении российских воинских подразделений, в основном дислоцированных вдоль армяно-турецкой границы, фактически обеспечило безопасность республики с западного направления. Кроме того, часть призывного контингента из числа граждан Армении прошли службу в этих подразделениях (под флагом России), что, одновременно, обеспечивало достаточно высокую степень укомплектованности и боеготовности этих подразделений, а также позволило качественно организовать военную подготовку граждан.
11. Немаловажное значение имели также принципы на которых в то время Армения и Азербайджан начали создавать свои вооруженные силы (эти принципы были разработаны начальником Генерального штаба вооруженных сил Армении в 1992-1994гг генерал- лейтенантом Норатом Тер - Григорянцем). Так, в частности:
- в 1992-1994гг, Армения фактически отказалась от применения в боях авиационных подразделений. Во многом это было связано с тем, что на территории страны отсутствовали подготовленные военные аэродромы, ремонтно-профилактические службы и хорошо обученный летно-технический персонал. Кроме того, к тому моменту был ряд нерешенных вопросов с со стабильным поступлением горюче-смазочных материалов. И это несмотря на то, что в Армении, к середине 1993 года, появились боевые вертолеты (24 шт) и самолеты (5 шт), но армянское военное командование избегало посылать их в бой, понимая, что такая дорогостоящая техника вторично не будет передана Россией бесплатно.
Азербайджан же, за исключением летного и технического персонала, во всех остальных вопросах имел уже готовую материально- техническую базу, оставленную бывшей Советской Армией (см приложение). Набор же личного состава в азербайджанские ВВС в тот период производился на контрактной основе. Основной контингент - бывшие летчики советских ВВС, граждане Украины. Одновременно Украина взяла на себя роль поставщика запчастей к самолетам и их техническое обслуживание. Кроме того, на большегрузных транспортных самолетах из Украины в Азербайджан доставлялись самолеты ВВС и под руководством украинских инструкторов была организована их сборка близ Баку. После успешных действий армянских частей ПВО в Нагорном Карабахе и приграничной полосе Армении (было сбито около двух десятков самолетов противника) в азербайджанских ВВС возникли трудности с кадрами летчиков.
Армения же пошла по иному пути: создание, насколько это возможно, высокоэффективных частей ПВО, ориентированных на нейтрализацию истребительной и штурмовой авиации противника. Помимо прочих причин, здесь немаловажную роль сыграло и то обстоятельство, что установка, обслуживание и использование существующих средств ПВО обходились Армении дешевле, чем поспешное и, не совсем продуманное, строительство ВВС. Кроме того, как было указано выше, удалось укомплектовать личный состав подразделений ПВО достаточно высококвалифицированными кадрами из числа граждан Армении;
- если говорить о сухопутных войсках, то в Азербайджане их создание и формирование проходило по образцу и подобию бывших советских. Была сделана ставка на традиционный массированный танковый удар, артиллерийский налет, превосходство в живой силе и бронетехнике. В то же время армянские части отдавали предпочтение относительно недорогому, но достаточно эффективному противотанковому оружию, выводя из строя дорогостоящую бронетанковую технику противника и, тем самым, сводя к минимуму пробивную силу мотострелковых частей азербайджанской армии. При этом, армянские подразделения не только сохранили ПРАКТИЧЕСКИ ВСЮ переданную им Россией бронетанковую технику, но и наладили качественный ремонт своей и трофейной бронетехники.
Армянское военное руководство предпочитало делать ставку на качественные параметры оружия, оперативное искусство, стратегию ведения боевых действий (пример: Кельбаджарская военная операция). В свою очередь, как известно, качественные параметры оружия диктуют свои требования и к качеству подготовки личного состава. Становилось очевидным стремление армянской стороны снизить до минимума потери в бою, а у азербайджанской - стремление заткнуть все "дыры и прорехи" массой танков и живой силой (по сведениям западных экспертов в военной фазе конфликта погибло 22 тысячи человек с обеих сторон, из которых чуть более 6 тысяч с армянской стороны). Совершенно понятна и вся разница самих принципов, подходов - качественного и количественного. Такое внимание к качественному подходу объясняется еще и тем, что генерал - лейтенант Норат Тер - Григорянц прекрасно понимал невозможность создания в Армении эшелонированной обороны по схеме, принятой в бывшем СССР, - многоступенчатой системы последовательного развертывания частей от линии государственной границы на всю глубину территории. Причина проста: небольшие размеры территории государства. Вот почему, создание на тот период крупных, а следовательно "инертных" соединений (дивизий, корпусов) не имело смысла.
12. Однако, главным фактором в армяно-азербайджанском противостоянии стали сами армяне Нагорного Карабаха, которых поначалу в Баку не воспринимали всерьез. Политическим и военным лидерам Нагорно-Карабахской республики (А.Мкртчян, Г.Петросян, Р.Кочарян, С.Саркисян, С.Бабаян, Н.Зиневич и др) удалось создать государственную структуру милитаристского типа, которая, с помощью Армении, работала на следующие основные цели: организация эффективного отпора агрессии Азербайджана (самооборона), самообеспечение и выживание. Созданный для этой цели Государственный комитет обороны (ГКО) сумел решить эти задачи. Летом 1992 года была проведена мобилизация всего военнообязанного населения (в возрасте 18-45 лет) и создана 15-17 тысячная армия боеспособная армия (тогдашний глава военного ведомства России генерал армии Павел Грачев назвал ее "одной из самых боеспособных в СНГ"), лишь 10-12% которой составляли добровольцы из Армении. О боевом мастерстве ее зенитчиков, артиллеристов говорят цифры подбитой бронетанковой (свыше 400 единиц танков и другой бронетехники) и авиационной техники (свыше 40 единиц самолетов и вертолетов) азербайджанской армии.
Была также создана структура обороны, которая включала в себя систему автономно укрепленных районов (УРов), в состав каждого из них входили мотострелковые полки, состоящие из усиленных мотострелковых батальонов, а также специальные дивизионы (войсковая разведка, противотанковые подразделения, части ПВО, артиллерия, саперы). Каждый из УРов был достаточно боеспособен и мог решать большинство стоящих перед собою задач автономно, не рассчитывая на помощь резерва из Центра (Степанакерта). В зависимости от специфики каждого УРа (горный, танкоопасный и т.д.) в нем были созданы необходимые структуры для решения военных задач. В УРах была успешно апробирована и внедрена система военных поселений (по типу израильских). Все силовые органы государственного управления работали на оборону. Среди них выделим контрразведку, которая использовала в своей работе даже опыт СМЕРШа ("Смерть шпионам" - одно из подразделений советской военной контрразведки в годы Второй мировой войны), а также МВД, которое успешно боролось с преступностью.
В тяжелейшей ситуации, по законам военного времени, продолжала функционировать экономика: бесперебойно работала местная ГЭС, не прекращала работу местная промышленность и в целом функционировало сельское хозяйство. На заводах успешно восстанавливалась и ремонтировалась подбитая бронетехника противника, которая в настоящее время составляет основную часть техники состоящей на вооружении Армии обороны НКР.
Успехи армян в военной фазе конфликта были во многом обусловлены тем, что они лучше противника могли мобилизовать свои ресурсы. Однако, и по истечение 6 лет со времени завершения активной военной фазы конфликта, ситуация в вопросе умения мобилизовать свои ресурсы в Азербайджане не изменилась (по нашим сведениям, аналогичное положение сложилось и в Грузии). Так, число дезертиров из рядов вооруженных сил Грузии составляет 20-22% от численности личного состава (около 6,5 тысяч военнослужащих срочной службы), а в Азербайджане 18-20% (19 тысяч военнослужащих срочной службы). 15-18% от общего числа призывников в Грузии и 20) в Азербайджане постоянно находятся в "бегах".
Данное обстоятельство не дает возможности Азербайджану, который имеет в два раза более высокий по численности призывной потенциал, полностью укомплектовать свои вооруженные силы. В результате, руководство вооруженных сил Азербайджана, для обеспечения необходимого уровня укомплектованности 100-тысячной армии, вынуждено незаконно продлевать сроки службы солдатам и сержантам срочной службы, что ведет к увеличению численности дезертиров и падению дисциплины. В частности, вместо положенных по закону 1,5 лет продолжительность срочной службы военнослужащих фактически составляет от 3 до 3,5 лет. В Грузии же, в результате постоянного недобора призывного контингента, практически все подразделения национальной армии ощущают острый некомплект личного состава и как следствие этого их уровень боевой готовности не высок.

План Мэтью Брайза, нового сопредседателя Минской группы ОБСЕ от США.
В конце июня 2006 года тезис, неоднократно озвученный армянскими и азербайджанскими СМИ, о наступлении американского доминирования в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта, получил свое подтверждение. Мэтью Брайза, новый сопредседатель Минской группы ОБСЕ от США (заменивший ушедшего в отставку Стивена Манна), озвучил принципы нагорно-карабахского урегулирования. "План Брайза" нельзя назвать политическим откровением. Идеи американского дипломата время от времени озвучивались политиками, экспертами, дипломатами, вовлеченными в карабахский мирный процесс. Однако некий системный план выдвинут именно американским дипломатом, занимавшим, среди прочего, должность помощника заместителя госсекретаря США.
Как пишет влиятельная азербайджанская газета "Зеркало", "за время, прошедшее с момента создания Минской группы ОБСЕ, в Азербайджане и Армении видели много сопредседателей. Это и эксцентричный Владимир Казимиров, тучный Кери Кавано и т.д. Сопредседатели были схожи в одном: они, будучи посредниками, в процессе мирных переговоров были весьма осторожны на заявления. С 1994 года, с момента начала мирных переговоров, журналисты и политологи уже привыкли к их заявлениям, построенным на общих фразах, из которых вылавливались крупицы информации и долгое время обсуждались в обществе. И вот, кажется, ситуация изменилась: появился более словоохотливый сопредседатель - представитель США в Минской группе ОБСЕ Мэтью Брайза. Бывший помощник заместителя государственного секретаря США, не успев официально утвердиться на посту сопредседателя, выступил, пожалуй, с наиболее откровенным заявлением, которое в последнее время озвучивали сопредседатели".
В своем интервью радио "Свобода" Мэтью Брайза заявил: "На столе переговоров президентов Армении и Азербайджана в настоящее время лежит готовый, конкретный документ, который они пока отказываются принять". Таким образом, новый сопредседатель Минской группы прозрачно намекнул на будущее политическое давление, которое ждет конфликтующие стороны в случае отклонения ими данных предложений. Начиная с 2006 г., американские дипломаты взяли курс на форсированное решение "карабахского вопроса", считая, что период без президентских и парламентских выборов является наилучшим временем для "решения" проблемы. Поэтому, по мнению американского Госдепартамента, надо "поспешать" и ускорить процесс принятия Рамочного Соглашения по Нагорному Карабаху. По словам нового сопредседателя Минской группы от США, основными пунктами Рамочного Соглашения должны стать следующие пункты.
1.Армения должна вывести свои войска с подконтрольных ей территорий Азербайджана.
2. После этого должны нормализоваться дипломатические и экономические отношения между Арменией и Азербайджаном. Правильнее было бы говорить не о нормализации, а об установлении таких отношений. Сегодня Баку и Ереван не находятся de jure в состоянии войны, однако между двумя государствами ведется интенсивная "информационная война". C этим тезисом, скорее всего, согласились бы российские дипломаты и военные. В ходе двух визитов в Баку в 2006 году российский министр обороны Сергей Иванов озвучивал тезис о готовности российских военнослужащих занять место миротворцев в зоне конфликта после достижения политического соглашения о мирном урегулировании.
4.Параллельно с размещением миротворцев в зоне конфликта план нового американского сопредседателя предполагает, что Нагорному Карабаху будет оказываться международное экономическое содействие. Впрочем, этот пункт плана американского дипломата является "общим местом" для любой миротворческой инициативы. C подобными предложениями выступали и грузинские дипломаты, говорившие об "экономической реабилитации" Южной Осетии в ходе урегулирования грузино-осетинского конфликта.
Последним аккордом "плана Брайза" должен стать референдум по вопросу о статусе Нагорного Карабаха. "Мы призываем президентов принять это рамочное соглашение, но на это необходима политическая воля", - резюмировал Мэтью Брайза.
К инициативе американского президента можно относиться по-разному. Можно видеть в его мирных предложениях стремление США к установлению своего доминирования на Южном Кавказе, а не только в миротворческом процессе. Вероятно, даже предполагать, что закамуфлированной (не слишком явно) целью плана нового сопредседателя Минской группы является вытеснение России с первых позиций в деле карабахского урегулирования. Однако более продуктивно было бы рассмотреть предложения американского дипломата с точки зрения их политической востребованности и адекватности. Не стал бы подобно российским политическим скептикам искать в инициативе Мэтью Брайза "cкрытые смыслы". Однако нельзя не видеть, что многие пункты его проекта, что называется, "зависают".
Возьмем для примера первый пункт, предполагающий освобождение Арменией оккупированных сегодня территорий Азербайджана за пределами самопровозглашенной НКР. Возможно, Ереван и был бы готов к такому повороту событий. Однако Ереван - это еще не вся армянская сторона. Как здесь не согласиться с мнением экс-сопредседателя Минской группы ОБСЕ от России Владимира Казимирова, говорившего о "двух с половиной участниках" конфликта, то есть, считая таковым и непризнанный Нагорный Карабах. Ереван может чисто теоретически пойти на такое соглашение. Однако власти в Степанакерте, скорей всего, предпочтут "особое мнение". В особенности это касается Лачинского и Кельбаджарского районов, отрезающих НКР от Армении в случае ликвидации так называемого "пояса безопасности".
Между тем семь оккупированных районов играют в жизни НКР неодинаковую роль. Роль Лачинского коридора для массового сознания армян - это роль "дороги жизни". В данном случае мы не будем спорить, оправданы подобные представления или нет. Мы просто зафиксируем факт. Лачинский и Кельбаджарский районы в отличие от Агдамского или Физулинского являются территориями экономической активности армян и их переселенческой политики. Непонятно, как быть с новыми поселенцами. Решать ли эту проблему в "ближневосточном формате" или искать новые более приемлемые пути?
Кстати сказать, план Брайза в отличие от других миротворческих инициатив не говорит об обязательном возвращении беженцев в места их прежнего обитания. Bо многом именно из-за этого пункта проект американского дипломата был неоднозначно встречен в Баку.
Азербайджанские представители сами снова обозначили проблему возвращения беженцев в связи с обнародованием плана нового сопредседателя Минской группы. Начальник Управления прессы и информационной политики МИД Азербайджана Таир Тагизаде, комментируя интервью Брайза радио "Свобода" о содержании переговоров по Карабаху, заявил о необходимости "восстановить демографический и этнический составы Нагорно-Карабахского региона на период до начала конфликта", что является политической утопией. Ни покинувшие регион в результате "поражения" азербайджанцы, ни уехавшие после "победы" армяне, скорее всего, не захотят вернуться в Карабах для определения его будущности.
Другой не менее спорный тезис - размещение миротворцев. Именно Нагорный Карабах является на сегодня единственной "горячей точкой" Южного Кавказа, где миротворческие операции (российские или под эгидой международных структур) до сих пор не проводились. Режим "прекращения огня" держится на джентльменском соглашении конфликтующих сторон. Поддержанию такого режима содействует и оккупация силами обороны непризнанной НКР (при поддержке Армении) семи районов за пределами собственно карабахской территории. Для Азербайджана - это "оккупированные территории". Для НКР (и Армении) - "пояс безопаности", снять который ни один политик в Степанакерте не готов. Необходимо констатировать, что главная проблема урегулирования - это не беженцы и не недостаток демократии.
Главная проблема - это поиск доверия между конфликтующими сторонами. Все остальное, включая и размещение миротворцев - задачи второго плана. Почему Степанакерт (столица непризнанной НКР), превращенный в 1991-начале 1992 гг. в "Сталинград", заново отстроен, а населенная до конфликта преимущественно азербайджанцами Шуша нет? Потому что Шуша - тактически господствующая над Степанакертом высота, а армяне опасаются "мирного урегулирования" в виде возвращающихся "шушалары" - шушинских азербайджанцев. Почему армянская сторона так упорно не желает освобождения "оккупированных территорий"? Потому, что никакие миротворцы (особенно европейские) не удержат полмиллиона азербайджанских беженцев от возвращения в родные города и села. Считать же, что за демилитаризацией "оккупированных территорий" и введением туда миротворческих контингентов не последует массовое "возвращение" беженцев, мечтающих свести счеты с армянскими "оккупантами", нет никаких оснований. Если же миротворцы начнут реально сдерживать этот процесс, то неизбежны серьезные эксцессы и последующая дискредитация всей миротворческой операции.
Видимо следует "перейти к конституционному, демократическому определению статуса Нагорного Карабаха на основе территориальной целостности Азербайджана. Такие пути зафиксированы в Конституции страны, в частности, это путь общенационального референдума". Однако план Мэтью Брайза предполагает поиск компромиссов. Вряд ли такая политическая заданность являет собой образец подлинно компромиссного урегулирования этнополитического конфликта. И Роберт Кочарян, и Аркадий Гукасян не раз заявляли, что народ Карабаха в 1991 году уже реализовал свое право на самоопределение на референдуме. Однако тот референдум проигнорировала азербайджанская община, составлявшая численное меньшинство карабахского населения. Не совсем понятно и то, кто будет участниками плебисцита. Будут ли в него включены только беженцы-азербайджанцы, имевшие право голоса на момент своей вынужденной миграции и покинувшие Карабах в 1991-1994 гг., или же и их дети и внуки, достигшие восемнадцатилетия после трагедии начала 1990-х гг.? Cтанут ли участниками голосования армяне, оставившие Карабах в ходе и после военных действий? Таким образом, план Мэтью Брайза требует серьезной доработки.
Мнение американской стороны на конфликт.
Выступая в начале декабря 2006 года Вашингтонском университете имени Джона Хопкинса, эксперт Внешнеполитического совета США, бывший дипломат Уэйн Мери дал оценки как состоянию вооруженных сил Армении и Азербайджана, так и перспективам урегулирования карабахского конфликта. Он отметил, что, хотя в последнее время в Азербайджане открыто обсуждают военные пути разрешения конфликта, "однако победа Азербайджана в этом случае исключается". "Нагорный Карабах являет собой неприступную крепость, еще более укрепленную армянскими военными подразделениями. Даже американская армия столкнется с трудностями при атаке этой крепости", - считает Мерри. По словам Мерри, такое мнение превалирует и в Пентагоне. Перечислив главные преимущества сторон, американский эксперт отметил: "С точки зрения боевой подготовки армянские подразделения во много раз превосходят противника. Не секрет, что у армян есть армия, а у Азербайджана - только вооруженные силы. В случае боевых действий Азербайджану нужно будет рассчитывать на человеческий ресурс, в то время как армянской стороне - на превосходство в вооружении", - отметил эксперт. Он отметил также, что в случае, если конфликт снова вступит в военную фазу, армянам для победы надо будет всего лишь защитить Карабах, между тем Азербайджану нужно будет занять всю его территорию, что практически невозможно. А значит, "говоря военным языком, Баку идет на риск эскалации военного конфликта, ответственность за недопущение которого несут члены Минской группы ОБСЕ". Тем самым, отмечает газета, Мерри ясно дает понять азербайджанской стороне, что возобновление боевых действий будет вызовом и странам-сопредседателям Минской группы (МГ). Фактически американский эксперт хочет сказать, что если Азербайджан начнет боевые действия, то тем самым возьмет на себя полномочия держав выбирать методы урегулирования карабахского конфликта, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Газета считает, что обнародованием экспертной оценки - с учетом того, что американская сторона надеется на прогресс в переговорном процессе в конце 2006 г. и в начале 2007 г., предпринимается попытка лишить азербайджанскую сторону возможности рассчитывать на военный реванш, затягивая переговорный процесс. Более того, судя по заключительной части экспертной оценки, исключение какой бы то ни было возможности военного реванша является одновременно требованием забыть о какой-либо альтернативе представленному сторонам документу. Мерри дает более чем четкую оценку содержанию предложенного сторонам документа: "Для разрешения карабахского конфликта армянская сторона должна получить Карабах и контроль над Лачинским коридором, а остальные территории, составляющие буферную зону вокруг Нагорного Карабаха, должны быть возвращены азербайджанской стороне". По мнению газеты, заявление, озвученное экспертом Внешнеполитического совета США Уэйном Мерри, является экспертным обоснованием шагов, предпринимаемых Вашингтоном в целях прорыва на переговорах по карабахскому урегулированию. "Оно может иметь эффект холодного душа для политического и особенно военного руководства Азербайджана".

Во многих вопросах внешней политики говорить о монолитной позиции США довольно трудно. По сравнению с парламентскими демократиями, Соединенные Штаты имеют такую структуру власти, которая позволяет законодательной ветви оказывать значительное влияние на внешнюю политику страны и ее результаты.
Соответственно, многие внешнеполитические шаги зависят от внутриполитических интересов, особенно в отношении стран, у которых есть этнические связи с достаточно влиятельными американскими общинами.
В случае нагорно-карабахского конфликта политика США представляет собой сплав позиций и действий нескольких государственных структур, которые время от времени поддерживают отличающиеся, а порой просто несовместимые подходы. Даже внутри самих структур часто нет единомыслия - например, между подразделениями государственного департамента.
В то время как Соединенные Штаты постоянно поддерживают усилия по разрешению карабахского конфликта, это не стало приоритетным направлением американской политики в Каспийском регионе. Вашингтон не видит в конфликте главное препятствие для успешной реализации энергетических проектов в регионе, которым он столь активно способствует.
Согласно официальным документам, Вашингтон признает Нагорный Карабах как часть Азербайджанской Республики, именно так территория представлена на официальных картах госдепартамента США. В то же время в других внешнеполитических документах декларируется, что "будущий статус Нагорного Карабаха является предметом переговоров между сторонами-участницами Минского процесса".
Противоречия в документах
Из документов госдепартамента США не ясно, чьи вооруженные формирования оккупировали территорию Азербайджана: Армении или карабахских армян. В добавок, в ряде документов говорится, что Азербайджан установил "эмбарго" на связи с Арменией, в других говорится о "блокаде" Армении. Между двумя понятия в международном праве существует огромная разница.
В результате терминологические казусы во многих вопросах, связанных с карабахским конфликтом, часто приводят к тому, что враждующие стороны приходят к противоречивым выводам относительно позиции, занимаемой Вашингтоном.
В отличие от позиции государственного департамента, конгресс США с самого начала явно склонялся на сторону Армении. Свидетельство тому - 907-я поправка к "Закону о защите свободы", согласно которой был наложен запрет на помощь от США правительственным структурам в Азербайджане. Поправка была временно отменена президентом Джорджем Бушем в начале 2002 года. Конгресс США постоянно выделял Армении значительно больше средств, чем Азербайджану, и даже ввел отдельную статью помощи для Нагорного Карабаха.
907-я поправка
Администрации Клинтона и Буша твердо выступали против 907-й поправки. Многие официальные представители ведомств США, включая министерство обороны и госдепартамент, выступили с заявлениями, призывающими к ее отмене, часто аргументируя это тем, что поправка лишает Вашингтон способности служить объективным посредником в карабахском конфликте.
Лишь после 11 сентября 2001 года, когда Вашингтону понадобилось отменить поправку для активизации сотрудничества с Азербайджаном в области безопасности, администрация Буша смогла добиться в конгрессе поддержки для временной отмены.
Конгресс также выделил средства для выполнения мирного соглашения между Азербайджаном и Арменией, если его удастся достичь.
В дополнение, когда весной 2001 года в Вашингтоне пришли к выводу, что мир вот-вот будет установлен, готовность выделить средства для реализации урегулирования
НАГОРНЫЙ КАРАБАХ: КОМПРОМИСС ВОЗМОЖЕН
12 мая 2006 года была отмечена двенадцатая годовщина с момента прекращения огня в зоне армяно-азербайджанского конфликта из-за Нагорного Карабаха. По словам российского дипломата Владимира Казимирова (одного из архитекторов миротворческого процесса, главы посреднической миссии России при установлении перемирия в Карабахе), "прекращение огня, установленное 12 мая 1994 году при посредничестве России, остается единственным реальным достижением мирного процесса, перешедшего в руки ОБСЕ. 12 лет переговоров пока не принесли ощутимых результатов, кроме относительного сохранения этого перемирия". Более того, информационные сообщения последних недель, поступающие с линии прекращения огня, напоминают фронтовые сводки. По сообщению азербайджанского агентства АПА, "утром 28 апреля 2006 года армянские военные подразделения в Агдамском районе обстреляли расположенные напротив позиции азербайджанских войск, а на следующий день обстрелу подверглись азербайджанские части у села Сарыджалы. В свою очередь ежедневная армянская газета "Азг" сообщает, что 29 апреля 2006 года на отрезке пути Иджеван-Ноемберян была обстреляна армянская автоколонна. "В настоящее время урегулирование нагорно-карабахского конфликта мирным путем невозможно", - заявила директор программ по международной безопасности и энергетике влиятельного Центра Никсона Зейно Баран. "Если бы стороны были готовы к компромиссу, они проводили бы иную внешнюю и внутреннюю политику", - справедливо считает аналитик.
Исторические причины карабахского конфликта столь глубоки и уже хорошо описаны, что обращаться к ним снова не имеет смысла. По словам американского эксперта О.Альтстадта, обращение к прошлому может сыграть контрпродуктивную роль в урегулировании конфликта. Для нас же важны прежде всего карабахские уроки для России, а также ее роль в лечении одной из самых запущенных политических болезней на постсоветском пространстве.
Урок первый. Конфликт армянской и азербайджанской стороны отчетливо показал опасность политики этнической коренизации региональной власти. В час "Х" (1988 год) и армянская, и азербайджанская партийный элиты поставили лояльность принципу крови выше лояльности КПСС (и дело здесь не в идеологии, так как КПСС была не партией, а системой государственного управления). Негласный союз местных партэлит и КГБ, с одной стороны, и националистов, с другой (НФА в Азербайджане, комитет "Карабах" в Армении), состоялся на почве неприятия любых компромиссных действий Москвы. Во главу угла был поставлен принцип этнической собственности на землю. Именно следование этому принципу, а не пресловутый беловежский сговор похоронил Союз. СССР был обречен политикой по выращиванию алиевых и демирчянов и созданию в союзных республиках предикатов независимых государств. Хорошо бы сегодня увидеть в карабахском зеркале российскую политику чеченизации. А еще лучше осознать, что перед российской властью стоит задача формирования гражданской политической нации, без которой Россия, как и СССР, будет искусственным и внутренне слабым образованием, раздробленным по отдельным этническим квартирам.
Урок второй. В разрешении этнических конфликтов от государства требуется воля, последовательность (пусть даже и односторонняя), сила. Демократизация в этих условиях возможна лишь при достижении минимального уровня политической стабильности, как финал, а не как увертюра. Нельзя защитить свободу и достоинство человека, отдавая депутатские мандаты в руки этнонационалистов. Если же говорить о роли России в будущем урегулировании, то ее политика должна опираться на ресурс диаспоры, связь российских армян и азербайджанцев со своими "фатерляндами". Для начала нашей стране было бы целесообразно разрешить свой внутренний Карабах и наладить взаимодействие двух, если не враждебно, то настороженно настроенных друг к другу, общин.
Перспективен и необходим также диалог двух экспертных сообществ (российско-армянского и российско-азербайджанского). Этот процесс оптимален в рамках политики по формированию единой российской политической нации. Умение и опыт урегулирования "внутреннего Карабаха" мог бы с успехом транслироваться и в Закавказье (через экономические, гуманитарные контакты). Очевидно, что сам концепт гражданской нации - единственная альтернатива в Кавказском регионе. Главное здесь - получение Россией нового кредита доверия.
Урок третий. Российская политика на Кавказе (и не только применительно к Карабаху) должна строиться на перспективу, Россия имеет опыт позитивного разрешения этнического противоборства (Абхазия, Южная Осетия). Было бы неплохо сделать анализ этого опыта глобальным достоянием. Здесь бы мог пригодиться и опыт политтехнологов в мирных целях. Однако ограничиваться PR-технологиями в разрешении межэтнических проблем на Кавказе невозможно. Если Россия стремится к сохранению роли коспонсора карабахского урегулирования, она должна инициировать миротворческие инициативы, создавая информационные поводы, самостоятельно формируя миротворческую повестку дня.
Даже если российские предложения не будут приниматься, Москва привлечет внимание как инициатор урегулирования. В конце концов, план американского эксперта Пола Гобла по обмену территориями между Арменией и Азербайджаном или предложение Джеймса Вулфенсона по разработке стратегии переходного периода с предоставлением дополнительных кредитов и государствам-сторонам конфликта, и беженцам не были приняты, но до сих пор являются предметом интенсивного обсуждения. В сегодняшних условиях было бы целесообразно отказаться в разрешении нагорно-карабахского кризиса от постановки здесь и сейчас двух проблем, по которым стороны не могут найти взаимоприемлемый компромисс.
Со стороны Азербайджана - это требование освобождения т.н. оккупированных армянами семи районов и одновременного с этим возвращения беженцев - азербайджанцев. С армянской стороны (Армения и Нагорный Карабах) - разрешить вопрос о политико-правовом статусе "черного сада".
Очевидно, что необходимы действительно компромиссные формулы, позволяющие дать ощущение того, что урегулирование сдвинуто с мертвой точки. И такие формулы должна предложить российская дипломатия. Иначе их поиском будут заниматься представители Госдепартамента США или европейских МИДов.
Освобождение семи районов, занятых армянскими силами, можно было бы отделить от проблемы возвращения беженцев (в чем армяне видят угрозу безопасности). Таким образом, устранялась бы и "армянская оккупация" (политическая травма для азербайджанцев), и сложная для армян проблема безопасности. Реальное продвижение к компромиссу и ощущение некоторых (пусть и паллиативных) подвижек могло бы сработать и на пользу России, и на урегулирование конфликта, окончательное разрешение которого, конечно же, дело не одного дня.
Нагорно - Карабахский конфликт : принципы компромисса.
24 мая 2006 года миссия стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ побывала в столице Азербайджана (затем она совершила визит в столицу Армении, где были проведены переговоры с президентом Робертом Кочаряном). На встрече с журналистами глава азербайджанского МИДа Эльмар Мамедьяров заявил, что миссия предоставила официальному Баку новые идеи по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Однако более детальной информации (в чем принципиальная новизна предложений МГ ОБСЕ?) министр не сообщил. По словам Мамедьярова, "некоторые из этих идей устраивают азербайджанскую сторону, а некоторые - нет". "Однако для достижения какого-либо результата нужно одобрение обеих сторон" отметил Мамедъяров.
Сегодня непризнанные образования постсоветского пространства (равно как и признанные государства, утратившие контроль над "мятежными территориями") изучают опыт Черногории по отделению от фактической конфедерации с Сербией. К референдуму в этой балканской республике и прецеденту "цивилизованного развода" апеллируют и глава Абхазии Сергей Багапш, и лидеры Приднестровья, и руководство Южной Осетии. Не остался в стороне от оценки черногорского опыта и президент Нагорного-Карабахской Республик (НКР) Аркадий Гукасян, отметивший, что черногорский опыт может стать серьезным прецедентом для выработки новых подходов к национальному самоопределению.
Иная реакция на черногорский казус в Баку. Глава МИД Азербайджана заявил о неприемлемости черногорского опыта для карабахского урегулирования. По мнению Эльмара Мамедьярова, черногорцы и сербы (равно как и этнические албанцы) проживали совместно на территории нового суверенного государства - Республики Черногория, в то время как карабахские азербайджанцы не принимали участие в декабрьском референдуме 1991 года по определению статуса Нагорного Карабаха. В ходе же боевых действий 1991-1994 гг. карабахские азербайджанцы (составлявшие четверть населения бывшей автономной области в составе Азербайджана) были вынуждены покинуть территорию своего проживания. "Поэтому мы тоже выступаем с той позиции, что статус Нагорного Карабаха должен быть рано или поздно определен, но усилиями не только армянской общины Карабаха, но и при участии в процессе азербайджанской общины, после возвращения живших там азербайджанцев", - сказал министр.
Однако тезис Эльмара Мамедьярова противоречит другому его же выводу. "Весь мир признает Нагорный Карабах неотъемлемой частью Азербайджана, поэтому все должно происходить в рамках международного законодательства и конституции Азербайджана", - считает глава МИД (а за его спиной и весь азербайджанский истеблишмент). В этой связи закономерен вопрос: "Зачем проводить референдум, если вопрос о статусе Нагорного Карабаха ясен для всего международного сообщества?" Заявление о референдуме (по цивилизованному черногорскому варианту, то есть с участием всех этнических общин) не очень встраивается и во внешнеполитическую стратегию Баку. Представители Азербайджана весьма скептически относились до сих пор к референдуму, считая невозможным организацию такого мероприятия в отдельном регионе страны.
В данном случае мы можем вести речь не только о противоборстве между двумя государствами Южного Кавказа, но и между формально-правовым подходом (не фиксирующим всю политическую реальность) и Realpolitik. Сегодня можно признавать Карабах частью Азербайджана, однако реальность далека от этого тезиса
. Самое сложное в этой реальности заключается в том, что НКР представляет собой сложившееся государственное образование с высокими (по постсоветским меркам) стандартами демократии. В парламенте НКР представлено 4 партии (партия власти "Демократический Арцах", "Движение-88", "Свободная Родина" и старейшая армянская партия "Дашнакцутюн"). Нынешний мэр Степанакерта - политический оппонент Аркадия Гукасяна. В отличие от Абхазии и Южной Осетии НКР проводит диверсифицированную внешнюю политику. 6 представительств НКР действуют за ее пределами (Армения, РФ, США, Франция, Ливан, Австралия), а президент Гукасян выступал в отличие от своих абхазских и осетинских коллег перед американской аудиторией (хотя и не на официальном уровне). "Слабым звеном" политики НКР является ее "этнодемократическая модель", разительно отличающаяся от черногорской. И если в балканской республике 200 тыс. сербов приняли участие в референдуме, то в декабре 1991 года в НКР даже четверть азербайджанцев не смогла принять участие в голосовании об определении статуса НКР. Однако представили стран-посредниц настроены, как всегда, более оптимистично. В совместном заявлении представителей стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, озвученном 24 и 25 мая соответственно в Баку и в Ереване, говорится: "Мы подчеркнули убежденность наших государств и, в более широком плане, международного сообщества, что конфликт может быть урегулирован только мирным путем. Более того, обе страны должны готовить свою общественность к миру, а не к войне. Наши дискуссии как сегодня в Ереване, как и вчера Баку, были конструктивными". К сожалению, никаких конкретных результатов такой "конструктивной" работы представители МГ ОБСЕ не предъявляют.
На сегодняшний день существуют только два позитивных результата мирного процесса по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Первый - это прекращение огня 12 лет назад, достигнутое при решающей роль России. Второй- это переговорный процесс сам по себе. Политические лидеры Армении и Азербайджана хотя бы контактируют между собой, завязываются человеческие контакты, что само по себе является позитивным фактором. Однако сам формат урегулирования конфликта, действующий на сегодня, не может считаться вполне адекватным.
Будучи заложниками собственных обществ (настроенных радикальнее, чем Алиев и Кочарян) и являясь публичными политиками по природе (такова природа самого президентского института), президенты государств не могут вести прагматичный экспертно-дипломатический диалог. Такое под силу только профессиональным дипломатическим корпусам обоих государств. Задача глав государств - лишь легитимизировать такие экспертные наработки. Очевидно также, что такие наработки не могут быть достигнуты к запланированному сроку (до предвыборных кампаний в Армении и в Азербайджане). Но именно такой формат был бы намного более продуктивным, чем регулярные саммиты глав государств. Такой формат позволил бы перевести проблему разрешения многолетнего межэтнического спора из пиаровско-публичной сферы в плоскость прагматики.
Второй формат, требующий если не пересмотра, то серьезной корректировки, это интернационализация процесса мирного урегулирования. В этом смысле интернационализированное миротворчество по Нагорному Карабаху, пришедшее в состояние кризиса, могло бы стать примером для сегодняшней Грузии, считающей интернационализацию урегулирования грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов панацеей. Увы, но никакой панацеи Минская группа ОБСЕ не придумала. Напротив, ее наработки и предложения раз за разом отвергаются в Баку и в Ереване. В этой связи повышение "индивидуального" участия России в деле мирного урегулирования без выхода из Минской группы и без противопоставления себя ее членам (США и Франции) было бы наиболее оптимальным вариантом. Та же идея перехода от встреч первых лиц к дипломатической рутине, а также категорический отказ от идей "оптимистического прогрессизма" и "прорыва" в деле конфликтного урегулирования могли бы быть озвучены Россией в рамках Минской группы. Однако сводить российское участие в мирном процессе к одной лишь Минской группе было бы ошибкой. У России гораздо больше мотивов (чем у Франции, США и других стран-посредников) к достижению прогресса в Нагорном Карабахе.
И последнее (по порядку, но не по значимости). И в Баку, и в Ереване именно от России ждут новых идей, новых методик урегулирования конфликта. Насколько релевантны такие ожидания - другой вопрос (тема отдельной статьи). Но в кулуарных разговорах эксперты, высокопоставленные чиновники Армении и Азербайджана высказывают мысли о том, что главный ключ к разрешению карабахской головоломки находится в Москве. Следовательно, Кремль для сохранения своего влияния на Южном Кавказе в целом должен активизировать свою миротворческую деятельность, как в рамках Минской группы, так и за ее пределами, предлагая новые форматы, идеи и методику разрешения самого старого межэтнического спора в СНГ. Сегодня прежние форматы и идеи дискредитированы, нужно заполнять образовавшийся вакуум.
Силовое решение конфликта невозможно по многим причинам.
Для Азербайджана .Покойный Гейдар Алиев создал на Западе имидж Азербайджана как пострадавшей страны. И теперь, если все же начнутся боевые действия в районе нагорно-карабахского конфликта, этот имидж мгновенно разрушится.

Более того, Европа, США, да и Россия однозначно будут против агрессии Азербайджана. Если добавить к этому и фактор нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, то войны за Карабах Азербайджан точно не начнет. Не дадут".
Между тем встреча лидеров Армении и Азербайджана в Рамбуйе (февраль 2006), а также переговоры и встречи сопредседателей Минской группы ОБСЕ продемонстрировали кризис как формата, так и методологии миротворческого процесса. Более того, активизация этого процесса и в Армении, и в Азербайджане вызвала к жизни "дух войны". Причиной этого стал радикальный оптимизм представителей ОБСЕ и других "посреднических структур", который, с одной стороны, вызвал массовые ожидания "окончательного решения вопроса", а с другой - массовые разочарования. Кроме того, пиаровский характер миротворчества не дает развернуться политическому прагматизму. Какой прагматизм можно продемонстрировать главам Армении и Азербайджана, если на них направлены сотни телекамер, а журналисты ждут "прогресса", "первых реальных шагов к миру"? При этом в США, Европе и отчасти в России "мир" воспринимается как абстрактная величина. Для граждан же двух республик Южного Кавказа мир - это не компромисс, а победа "наших". Любой другой мир будет рассматриваться как предательство национальных интересов. Поэтому публичный характер переговоров с участием международных наблюдателей будет неизбежно приводить к провалу, поскольку лидеры двух государств будут соревноваться друг с другом не в "миротворчестве", а в патриотизме.
Против предложения о переносе нагорно-карабахской проблематики из формата Минской Группы ОБСЕ в другую инстанцию, где мало знакомы с вопросом и только начинают его изучать, не к месту, и мне кажется, что данная идея принесет с собой многие трудности, еще более затруднит решение вопроса", - заявил на совместной с президентом Армении Робертом Кочаряном пресс-конференции президент ФранцииЖак Ширак, комментируя инициативу ГУАМ о внесении пункта "о замороженных конфликтах" в повестку Генассамблеи ООН.
Глава Франции, являющейся страной-сопредседателем Минской Группы ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта, также отметил, что выдвинутые международными посредниками последние предложения - "очень серьезные".
Может ли быть новая война?
Опасность новой вспышки военных действий реальна. В марте - мае 2006 года случаев нарушения прекращения огня, ранений, смертей было больше, чем за тот же период прошлого года, когда таких случаев было уже больше, чем в прошлом. Высокопоставленные чиновники Азербайджана неоднократно заявляли, что они предпочитают разрешить конфликт на основе мирных переговоров, но если это не приведет к решению проблемы, они прибегнут к военной силе. В июне 2005 года президент Ильхам Алиев заявил: "Необходимо предпринять политические и дипломатические усилия для разрешения конфликта и прекращения оккупации, и враг должен знать, что азербайджанская армия может освободить свою землю в любой момент, и в случае необходимости мы мобилизуем все наши силы, чтобы достичь этого". Азербайджан считает, что согласно международному праву он имеет право использовать силу для гарантирования своей территориальной цельности. Президент Алиев увеличил за четыре года военный бюджет на 518%, со $135 млн. в 2003 году до $300 млн. в 2005 г., до $700 в 2006 году ( по сравнению со $155млн военного бюджета Армении) и на 2007 военный бюджет составит $900 млн. для укрепления армии.
В 2007 году военный бюджет Азербайджана превысит весь бюджет Армении. " А в этом случае мириться с нарушением Арменией мирного процесса будет трудно. Армения должна перейти к договоренностям. " высказался президент Алиев в Германии в ноябре 2006 года. численностью 65.000 - 76.000 военнослужащих. Новое поколение офицеров, обученных в Турции или турецкими инструкторами, улучшило качество армии. Этому также способствовало включение Азербайджана в программу НАТО "Партнерство во имя мира". Однако, военные аналитики считают, что после более десяти лет запущенности армии предстоит преодолеть проблемы изношенного и устаревшего вооружения, коррупции внутри министерства обороны, низкого морального духа призывников, неэффективных оперативного планирования, программирования и бюджетных систем.
Опрос общественного мнения показал, что разрешение нагорно-карабахского конфликта постоянно упоминается как проблема страны N1. Таково мнение 69% респондентов в последнем опросе, что намного опережает проблему безработицы. Большая часть общественности требует безоговорочного возвращения всех оккупированных территорий, включая Нагорный Карабах, и не связывает никаких надежд с переговорами и мирным урегулированием. По результатам опроса общественного мнения в Армении видно, что Нагорный Карабах не является вопросом первостепенной важности, и чувствуется больше желания пойти на некоторые уступки.
Власти Армении и Нагорного Карабаха заявляют, что готовы дать отпор любому наступлению Азербайджана. По словам премьер министра Нагорного Карабаха, "в случае войны, Азербайджану придется воевать с нами, с Арменией и со всей диаспорой! У нас новейшее вооружение, и мы можем разбомбить половину Азербайджана, прежде чем кто-то успеет среагировать. Сегодня война это не примитивный бой с применением охотничьих ружей и камней как в 1992-1994 гг.". Официальные лица Армении также выражают уверенность в том, что их армия может гарантировать безопасность армян Нагорного Карабаха. В 2005 году военные расходы Армении не уступают расходам Азербайджана. Некоторые радикалы в Нагорном Карабахе говорят, что они не намерены возвращать какие-либо оккупированные территории Азербайджану без боя, заявляя, что земли, завоеванные кровью, нельзя отдать без большей крови.
Хотя военное решение кажется привлекательным некоторым в обеих странах, но люди сдержанно относятся к возобновлению военных действий. Пропаганда войны в Азербайджане не отражает истинного мнения большинства населения, как считает один представитель НПО: "Пропаганда войны исходит только лишь от государства, так как в семьях детей не учат тому, что война - хорошо. Ввиду того, что в Азербайджане нет свободных средств информации, нет возможности сбалансировать официальную линию". ВПЛ понимают, что между государственной пропагандой и реальностью есть разрыв и опасаются, бы в новой войне им не пришлось бы вновь заплатить самую высокую цену. Один из них спросил: "Если опять начнется война, кто пойдет воевать? Никто из тех политиков, которые призывают к войне, не пошлют туда своих детей, находящихся заграницей. Поэтому это опять мы, простые люди, которые больше всех потеряли, опять пойдут на войну и потеряют братьев, отцов, сыновей. Зачем?"
Современная ситуация в Нагорном Карабахе
Азербайджанские СМИ продолжают сообщать о случаях нарушения армянской стороной режима прекращения огня. Так, согласно бакинской "525-й газете", "подразделения Вооруженных сил Армении 23 сентября с 23:10 до 23:40 с позиций на территории села Чинари Бердского района Армении подвергли обстрелу места дислокаций азербайджанских ВС, размещенных на территории села Коха Няби Товузского района Азербайджана". Согласно газете, "в тот же день азербайджанские позиции были обстреляны вблизи безымянных высот Гейгельского района, безымянных высот Геранбойского района, близ села Куропаткино Ходжавендского района".
"Армянская сторона 25 сентября с 11:20 до 11:25, с 15:15 до 15:30 подвергла обстрелу места дислокаций ВС Азербайджана на безымянных высотах Газахского района. С 16:40 до 17:05 и 26 сентября с 01:40 до 02:20, с 05:30 до 05:50 с позиций близ сел Гервенд, Горадиз, Ашагы Абдурахманлы Физулинского района, с 18:30 до 20:35, с 21:15 до 21:45 и 26 сентября с 04:10 до 06:10 с перерывами с сел Гызыл Оба, Сейсулан, Гейарх, Чайлы и Чиляберт Тертерского района, с 20:15 до 20:20 и с 23:40 до 23:45 близ села Куропаткино Ходжавендского района был открыт огонь по местам дислокаций азербайджанских войск".
По сообщению ANS-PRESS, азербайджанские позиции близ села Коха Няби Товузского района были обстреляны также 26 и 27 сентября. Согласно агентству, в эти же дни были обстреляны позиции близ сел Гёйарх и Чилябюрт Тертерского района, а также вблизи безымянных высот и села Ашагы Вейсялли Физулинского района. По сообщению агентства, во всех случаях обстрел был подавлен, потерь нет.
1 октября и 2 октября подразделения армянских Вооруженных сил Армении подвергли обстрелу места дислокаций азербайджанских войск близ сел Гейарх, Гызыл Оба и Чайлы Тертерского района, близ селения Джожуг Марджанлы Джабраильского района, а также близ села Куропаткино Ходжавендского района и села Юсифджанлы Агдамского района.
3 и 4 октября армянская сторона обстреляла позиции азербайджанской армии вблизи села Куропаткино Ходжавендского района, около сел Баш Гервенд и Юсифджанлы Агдамского района, близ деревнь Гёярх Тертерского района расположенные напротив. В сообщении подчеркивается, что обстрелу были также подвергнуты позиции азербайджанской армии, дислоцированные близ деревни Мязямли Газахского района. Огонь велся из автоматов и пулеметов. Потерь нет". "Подразделения армянских вооруженных сил в очередной раз нарушили режим прекращения огня в Газахском, Тертерском, Товузском и Ходжавендском направлениях. Армянские вооруженные силы 5 и 6 октября в различные часы с позиций, расположенных близ сел Чинари Бердского и Азатамут Иджеванского районов Армении, обстреляли азербайджанские позиции на безымянных высотках Товузского и близ села Джафарли Газахского районов, а также с позиций, расположенных близ сел Гёярх, Чайлы, Чилябюрт и Гызыл Оба Тертерского района, на безымянных высотах и близ села Куропаткино Ходжавендского района, подвергли автоматному и пулеметному обстрелу расположенные напротив азербайджанские позиции. Потерь нет
В ночь с 6 на 7 октября 2008 года на линии соприкосновения войск азербайджанская сторона из различного мелкокалиберного стрелкового оружия обстреляла карабахские позиции на ряде участков границы. В частности, передает газета, обстрел был зарегистрирован в направлении карабахских позиций, расположенных близ сел Юсифджанлу, Левонарх и Верин Чайлу. После ответных действий карабахской стороны азербайджанцы прекратили стрельбу. В результате нарушения режима прекращения огня потерь со стороны Армии обороны НКР нет.
Население приграничных сел Армении не может обрабатывать большие участки земли из-за постоянного обстрела с азербайджанской стороны.
В текущем году резко участились случаи нарушения режима перемирия, особенно в направлении села Чинари Бердского района. Увеличилось также число нарушений режима перемирия с использованием крупнокалиберного стрелкового оружия. Из-за постоянных обстрелов местное население вынуждено отказаться от обработки части сельхозугодий. 18 июня текущего года выстрелами снайпера во время полевых работ были убиты два жителя села Чинари. Через некоторое время был ранен директор сельской школы. Обстрел села особенно активизируется утром, когда дети идут в школу, и вечером, когда люди возвращаются домой.
В приграничной зоне на линии соприкосновения ВС Армении и Азербайджана располагаются 28 сел. В текущем году резко увеличилось число обстрелов этих сел. Если в прошлом году было зарегистрировано 9 случаев, то в текущем 60. В результате действий снайперов средь бела дня гибнут мирные люди. Из-за постоянного обстрела местное население вынуждено пользоваться объездными дорогами. Так, например, в настоящее время по указанной причине не используется дорога Чинари-Мосес. Представители пограничных воинских частей также проинформировали о ежедневных случаях нарушения режима перемирия со стороны азербайджанских постов. Обстрел ведется ежедневно, причем стреляют не только в направлении позиций, но и транспорта, в том числе гражданского. В свою очередь, полевые помощники личного представителя действующего председателя ОБСЕ обещали передать послу Каспршику озвученную на совещании информацию и пожелание армянской стороны добиться проведения мониторинга в направлении села Чинари.
На сегодняшний день под контролем армянской стороны находятся семь районов Азербайджана - Лачинский, Кельбаджарский, Кубатлинский, Зангеланский и Джебраильский - полностью, и Агдамский и Физулинский - частично. Они окружают Нагорный Карабах, выполняя таким образом функцию буфера. При этом Лачинский и Кельбаджарский районы имеют стратегическое значение для безопасности Армении и Нагорного Карабаха, поскольку первый обеспечивает сухопутную связь между ними, а по второму вдобавок пролегают важные водные артерии. Потеря контроля над Лачинским коридором равнозначна потере Арменией всяческой возможности вмешательства в военные действия в случае нападения на Нагорный Карабах. А судя по словам министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, именно проблема Лачинского коридора осталась чуть ли не единственной, которую должны урегулировать стороны. Здесь, конечно же, не учитывается то обстоятельство, что Баку собственно и сам Нагорный Карабах вместе с его столицей Степанакертом считает составной частью Азербайджана.
Проблемы переговоров по Нагорному Карабаху
Посредники по урегулированию нагорно-карабахского конфликта от США, Франции и России, объединенные в рамках Минской группы ОБСЕ, после Юго-осетинского конфликта испытывают реальные трудности.
Прежде всего, следует отметить, что в августе и сентябре сопредседатели посещают Ереван, Баку и Степанакерт в отдельности, а не группой, как это обычно делалось. Французский посредник Бернар Фасье отметил, что он тщательно координировал данную поездку в Нагорный Карабах и с Мэтью Брайзой, и с Юрием Мерзляковым. В то же время он выразил надежду на то, что сможет застать Брайзу в Баку .
Американский посредник - помощник заместителя Госсекретаря США Мэтью Брайза также побывал в Нагорном Карабахе. Сделав там ряд неоднозначных заявлений, Брайза отбыл в Баку. Временный поверенный в делах США в Армении Джозеф Пеннингтон не прокомментировал вопрос возможного изменения формата по урегулированию карабахского конфликта. Вместе с тем он поддержал заявления, сделанные американским сопредседателем МГ ОБСЕ Мэтью Брайзой в Степанакерте, в котором тот выразил надежду, что работы по урегулированию карабахского конфликта в формате Минской группы ОБСЕ продолжатся.
В интервью Русской службе Би-би-си американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайза отметил, что США считают территориальную целостность Азербайджана главным принципом, на котором должно основываться решение карабахского конфликта. По его словам, работа Минской группы очень важна и она должна продолжаться. Одновременно он заявил о том, что Турция может играть позитивную роль на Кавказе. "Например, Турция уже способствовала развитию трубопроводов на Кавказе. Мы не знаем, что подразумевается в плане о платформе стабильности, которая включает и Турцию, и Россию и все страны Южного Кавказа. Если Турция сможет сделать позитивный вклад, - мы за это", - подчеркнул Брайза ("525-я газета"). Относительно урегулирования карабахского конфликта он упомянул, что есть только несколько моментов, "которые мы должны решить. Это сложные вопросы, которые как всегда обсуждаются в конце переговоров. Но они могут быть решены, если обе стороны проявят добрую волю". Сопредседатель не стал обнародовать подробности хода переговоров, сообщив, что "мы должны дать президентам и министрам иностранных дел двух стран пространство, чтобы они могли вести переговоры". На вопрос корреспондента Би-би-си "Значит ли это, что политической воли в урегулировании карабахского конфликта стало больше после конфликта российско-грузинского?", Брайза ответил следующее: "Можно так сказать. Я просто вижу, что оба президента считают, что надо решить этот конфликт сейчас, как можно быстрее. Мы думаем, что надо начать с принципа территориальной целостности Азербайджана, а потом подключить другие дополнительные принципы, чтобы довести переговоры до компромисса, до рамочного договора". При этом он отметил, что с юридической точки зрения, по закону Нагорный Карабах является частью Азербайджана. "Но в конце концов, чтобы довести переговоры до соглашения, Армения должна тоже согласиться с этим".
"Метью Брайза опытный дипломат, в этом ему не откажешь. Хотя иногда он и делает противоречивые заявления. То, что он считает, что вопрос должен решаться в рамках норм международного права, это похвально. Тем более что Брайза является представителем такой великой державы, как США", - отметил в интервью "Эхо" политолог Фикрет Садыхов . По мнению эксперта, Брайза озвучил позицию руководства Белого дома и Госдепартамента США, которые неоднократно говорили об этом. "Видимо, после событий, произошедших в Грузии в августе этого года, эта тема, поскольку она стала слишком болезненной, затрагивает интересы многих республик и государств, которые находятся в нашем регионе. Это носит символичный характер, и хорошо, что он озвучил это именно сейчас, после тех событий, и тем более в преддверие президентских выборов в Азербайджане", - отметил эксперт.
Сравнительную пассивность проявляет лишь сопредседатель МГ ОБСЕ от России Юрий Мерзляков, хотя она изрядно компенсируется активностью президента РФ Дмитрия Медведева, проведшего переговоры с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, а до того принявшего в Сочи армянского лидера Сержа Саргсяна .
Вместе с тем, нельзя не отметить, что активность Брайзы и Фасье развивается на фоне достаточно логичных сомнений в действенности переговорного формата МГ ОБСЕ в связи с острыми противоречиями между США и Россией по событиям в Южной Осетии. Вашингтон и Москва пока воздерживаются от предметного комментария относительно механизмов дальнейшего продуктивного взаимодействия на поле урегулирования нагорно-карабахского конфликта
Насколько можно судить из информации, то и дело исходящей от посредников, переговорный процесс по урегулированию карабахского конфликта на данный момент развивается вокруг так называемых Мадридских принципов. О чем они гласят? Общая их суть сводится к тому, что армянская сторона выводит войска из занятых ею районов Азербайджана вокруг Карабаха, стороны подписывают мирный договор, между Азербайджаном и Арменией возобновляется транспортное сообщение, затем идет процесс возвращения азербайджанских беженцев в места их постоянного проживания, а статус Нагорного Карабаха определяется в результате референдума через определенное количество времени. Данный временной промежуток, впрочем, не конкретизируется и, по просачивающимся сведениям, может колебаться от 10 до 20 лет.
Тем не менее, после визита в Армению президент РФ Дмитрий Медеведев связался со своим азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым. Последующая тональность последнего свидетельствует о том, что никаких добрых вестей для него из Еревана принести не удалось. Более того, президент Армении Серж Саргсян немедленно отправился в Нагорный Карабах, где прошли военно-тактические учения Армии обороны Нагорного Карабаха с акцентом на наступательные действия. Президент и министр обороны Нагорного Карабаха выступили с весьма резкими заявлениями, свидетельствующими о готовности карабахских сил не только противостоять вторжению, но и перенести военные действия вглубь Азербайджана.
В самой Армении, между тем, наблюдается резкая активизация политических партий, которые в период российско-американского статус-кво в карабахском вопросе пребывали в спячке. После заявления экс-президента и главы прозападной оппозиции Левона Тер-Петросяна о том, что государственность Армении находится под угрозой, с бескомпромиссными заявлениями выступили представители входящей в правящую коалицию Армянской революционной Федерации Дашнакцутюн (АРФД). По поступающей информации, активные консультации о возможности возврата в активную политику ведет и экс-президент Роберт Кочарян, а бывший министр иностранных дел, активный сторонник американской ориентации Вардан Осканян собирается реорганизовать свою общественную организацию Civilitas в политическую партию.
Позиция России и ее оценка в Армении и Азербайджане
В случае развертывания военных действий в Нагорном Карабахе, Россия могла бы оказаться в весьма сложной ситуации. Параллельно с боевыми действиями в Грузии, ей бы пришлось обеспечивать безопасность Армении как члена ОДКБ. Вмешательство Турции в нагорно-карабахский конфликт привело бы к открытому столкновению России и НАТО на Кавказе, и тогда корабли Альянса могли бы на вполне законных основаниях открыть театр военных действий в Черном море, куда они во множестве и прибыли. Российская военная база в Армении оказалась бы отрезанной от основных сил и, по сути дела, заблокированной с севера Грузией, с юга, запада и востока Турцией и Азербайджаном. Таким образом, Москва встала перед выбором - либо диалог с Турцией по Карабаху, либо широкомасштабный конфликт на несколько фронтов со странами НАТО. Очевидно, второй сценарий был бы неприемлем для России, о чем, по всей видимости, и была извещена Армения.
В Азербайджане считают, что Россия принесет в жертву интересы Армении. Москва склоняет армян к добровольному выводу своих войск с "оккупированных территорий Азербайджана" . Об этом заявил азербайджанский политолог Расим Мусабеков. Он напомнил, что глава МИД России Сергей Лавров прямо по следам августовских событий в Грузии и признания Москвой независимости Южной Осетии и Абхазии открыто заявил, что Россия не намерена совершать аналогичных шагов в отношении Нагорного Карабаха. "Россия, скорей, озабочена реализацией собственных экономических и стратегических интересов, чем признанием независимости Карабаха", - отметил он.
По мнению политолога, армяне правы, когда считают, что Россия по нагорно-карабахскому конфликту высказывается с осторожностью из-за нежелания портить отношения с Азербайджаном. "Но российский интерес к Азербайджану не исчерпывается вопросами нефти и газа, их транспортировки на мировые рынки. Азербайджан - привлекательный растущий рынок, причем платежеспособный, в отличие от Армении. Российский военно-промышленный комплекс рад бы продавать нам оружие. Но из-за карабахского конфликта мы не очень доверяем Москве, а те остерегаются поставлять современное вооружение, которое может быть обращено против их форпоста - Армении", - считает эксперт.
По мнению Мусабекова, объем и значимость политических и экономических отношений России с Азербайджаном не идут ни в какое сравнение с Арменией. "Москва сердцем с Арменией, но реальные ее интересы направлены на Азербайджан. Поэтому армяне не без основания опасаются, что станут разменной картой в большом политическом покере, который раскладывается в регионе", - отметил он. По мнению Расима Мусабекова, визит в Армению президента России Дмитрия Медведва был "дежурным". "Ну, открыли Медведев и Саркисян площадь России в Ереване, поговорили о карабахском урегулировании и льготных ценах на газ, о ситуации в связи с Грузией. Фантастические проекты строительства НПЗ в Мегри не из области реальной политики, тем более в условиях надвигающегося глобального финансового кризиса. Вот собственно и все. Каких-либо запоминающихся высказываний в ходе своего визита в Армении Медведев не сделал. Не посетил российскую военную базу, в отношении карабахского конфликта ничем армян не обрадовал", - продолжил азербайджанский политолог .
"Я ожидал, что Медведев выступит с инициативой по выводу карабахского урегулирования из тупика. Грузинские события августа показали, что сохранять нынешнее положение "ни мира, ни войны" бесконечно нельзя. Конфликты "размораживаются". Москва пробует упрочить свое пошатнувшееся влияние в регионе через продвижение мирного урегулирования между Арменией и Азербайджаном с тем, чтобы сделать конфликтующие стороны обязанными от себя и вдобавок сохранить рычаги влияния в качестве суперарбитра по вопросу статуса и безопасности. Вдобавок, только так Россия может открыть коммуникации для военных грузов на свой форпост Армению, которые оказались прерванными после войны России с Грузией. Стремление Москвы поставить во главу угла кавказской политики собственные интересы, а не завышенные ожидания армян, стало для Еревана неприятным сюрпризом", - полагает Мусабеков. По его словам, "история повторяется, как это уже было в начале прошлого века, когда отношениям с Баку и Анкарой были принесены в жертву армянские притязания".
"Но, несмотря на тотальную зависимость от Москвы, армяне будут тянуть время. Обращает внимание, что в преддверие решающих переговоров в Москве армянская оппозиция вместо борьбы с режимом Саркисяна начала подпирать его. Чтобы продемонстрировать неуступчивость, в Нагорном Карабахе срочно провели демонстрационные учения и звучат воинственные заявления. Но это вряд ли сработает. В ситуации финансового кризиса Армения, полностью зависимая от внешних денежных потоков, не способна противостоять внешнему давлению. Сейчас Ереван с завистью смотрит на Грузию, которой в ответ на российское вторжение обещана почти 5-миллиардная западная помощь. Думаю, что последняя надежда армян на победу Обамы в президентской гонке в США и то, что в ответ на оказанную ему поддержку тот выполнит свои обещания в отношении признания "геноцида" и поддержит угодный армянам вариант карабахского урегулирования, окажет Армении финансовую помощь", - заявил эксперт.
"Армения зажата между Турцией, превосходящей ее десятикратно и Азербайджаном, также имеющим трех-четырех кратное превосходство над армянами по численности населения и экономической мощи. Соотношение меняется не в пользу Армении, и никакие усилия диаспоры и внешних покровителей изменить этот баланс не в состоянии", - заявил он .
Россия своими новыми инициативами по урегулированию карабахского конфликта стремится укрепить изоляцию Грузии и противопоставить себя Турции, предложившей Платформу стабильности и безопасности на Кавказе. Об этом в беседе с корреспондентом ИА REGNUM заявил эксперт американского исследовательского центра "Jane`s" Ричард Киракосян.
По мнению эксперта, исходя из своих наиболее сильных позиций в регионе, Россия желает укрепить изоляцию Грузии, взяв на себя инициативу разрешения последнего "замороженного конфликта" - карабахского вопроса. В то же время, по мнению политолога, своей активностью Москва стремится противопоставить себя предложенной Турцией Платформе стабильности и безопасности на Кавказе.
Киракосян напомнил, что президент России Дмитрий Медведев в Ереване отметил, что, исходя из уроков Южной Осетии, конфликты могут и должны быть решены мирно, путем переговоров, предложив устроить встречу на высшем уровне президентов Армении и Азербайджана в Москве .
Киракосян заметил, что последствием визита президента Турции Абдуллы Гюля в Ереван стал не шаг к нормализации отношений между Турцией и Арменией, а предположения СМИ о том, что президент Армении предложил турецкой стороне сыграть роль в урегулировании карабахского конфликта. В данном контексте эксперт отметил, что, несмотря на подобную расстановку вопроса в прессе, сопредседатели Минской Группы имеют свое мнение. "Я утверждал бы, что, несмотря на напряженность в американо-российских отношениях, Москва и Вашингтон остаются преданными задаче сохранения Минской группы ОБСЕ в качестве главного механизма посредничества. Фактически, и Россия, и США не хотят приостанавливать сотрудничество в посредничестве урегулирования карабахского конфликта" - отметил он.
Киракосян подчеркнул, что точка зрения министра иностранных дел России Сергея Лаврова, обрисованная в интервью "Российской газете", сводится к тому, что главным препятствием на пути любого возможного варианта мирного соглашения остается Азербайджан. "Азербайджан видит себя в качестве будущей военной власти в регионе, что может и статься примерно через 8-10 лет, и Баку считает, что лучше сдерживать мирный процесс, пока он не находится в доминирующем положении", - отметил политолог. Ричард Киракосян заметил, что это положение было подтверждено Алиевым, который до инаугурации заявлял, что его страна никогда не согласится с потерей Карабаха, но не доходил до угроз отобрать Карабах силой. Эксперт отметил, что, тем не менее, в своей инаугурационной речи Алиев выразил надежду на продолжение переговоров, как и отметил то, что " Карабах должен согласиться с действительностью, которая состоит в том, что невозможно конкурировать с Азербайджаном".
В данном контексте Киракосян напомнил также заявления заместителя госсекретаря США Дениэля Фрида 17 октября в Ереване о возможности прорыва в процессе решения конфликта в ближайшие недели. Киракосян напомнил также заявления французского сопредседателя Минской Группы ОБСЕ Бернара Фасье, который в Ереване заявил о том, что Турция, являясь одним из 12 членов Минской группы, показывает усилия, направленные на обеспечение помощи урегулированию конфликта, которые не подразумевают изменения формата переговоров. "Сопредседатель сказал, что Турция всегда демонстрировала "конструктивный подход", поддерживая действия трех сопредседателей и что "любое предложение, нацеленное на поддержку переговоров, в особенности из Турции, является желательным и долгожданным" - напомнил Киракосян, подчеркнув, что без открытия закрытой границы с Арменией, любая турецкая роль в конфликте Карабаха будет бесполезна и может даже затормозить мирный процесс.
Турция и США стремятся вытеснить Россию с переговорного процесса по решению Карабахской проблемы, как в свое время США вывели СССР из переговоров по ближневосточному урегулированию, сообщил 1news.az политолог Зардушт Ализаде. "Карабах - блестящая возможность держать регион на крючке. Сейчас стороны конфликта держит на Карабахском крючке Россия, которая, имитируя бурный переговорный процесс, в то же время делает все, чтобы конфликт не решался. То же самое будет происходить, когда урегулирование вопроса перейдет в полное покровительство США. Что касается Армении, то Ереван хотел получить какие-то выгоды от Набукко, железной дороги Баку-Тбилиси-Карс и прочих проектов. Наконец они увидели, что Армения ничего не выиграла и находится в проигрыше, даже самые ярые дашнаки признают это. В Армении находится у власти криминальный режим, эта страна стала марионеткой другого государства и пр. Но пока ни у одной из сторон конфликта - ни у Армении, ни у Азербайджана - нет желания решить Карабахскую проблему", сказал азербайджанский политолог.
Усилить свою роль в урегулировании нагорно-карабахского конфликта для России означает заведомо решить, с кем - с Азербайджаном или Арменией - испортить отношения. Об этом в ходе круглого стола "Предвыборная ситуация в Азербайджане" в Москве заявил ведущий сотрудник МГИМО Андрей Загорский. По его словам, Россию не устраивает ни один из вариантов. "Поэтому мы не можем навязывать свои концепции. И продолжаем придерживаться политики статус-кво. Однако это не означает, что Россия и Азербайджан должны отказываться от более тесного сотрудничества в других сферах", подчеркнул российский эксперт .
"Назрела необходимость серьезно подумать о праве наций на самоопределение. Мы далеки от мысли, что любая заявка на самоопределение должна быть удовлетворена в форме отделения. Вместе с тем мы все чаще видим, что именно оно становится решением существующих проблем. Между тем, когда народ тем не менее реализует свое неотъемлемое право, все в один голос называют этот случай "исключением". Конечно, чтобы быть эффективной и стабильной, реализация права на самоопределение посредством отделения должна получить согласие всех вовлеченных в конфликт сторон. Именно по этой причине мы продолжаем активные переговоры с Азербайджаном, стремясь достичь признания этой страной Нагорно-Карабахской Республики, почти два десятка лет де-факто являющейся независимым государством", сказал Серж Саргсян на 63-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН.
Ключом к тому, чтобы все усилия, направленные на обеспечение безопасности в регионе, включая и турецкую инициативу о создании "южнокавказской платформы стабильности", увенчались бы успехом, является настойчивое движение вперед в урегулировании Нагорно-карабахского конфликта. Об этом на совместной с министром иностранных дел Армении Эдвардом Налбандяном пресс-конференции 3 октября заявил министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров. "Мы работаем немало. Стороны согласовали целый ряд принципиальных положений. И эти положения зафиксировны в документе, который сопредседатели Минской группы ОБСЕ, представляющие Россию, США и Францию, депонировали в ОБСЕ. В документе, естественно, сохраняются и несогласованные вопросы. Но есть целый ряд вариантов, которые позволяют эти несогласованные вопросы решать", заявил Лавров. Что касается того, что с первых же дней пятидневной войны Азербайджан заявил о своей однозначной поддержке действиям Грузии, то Лавров отметил, что он не в курсе подобных заявлений. "Напротив, руководство Азербайджана в своих комментариях придерживалось взвешенной позиции и выражало заинтересованность в скорейшем урегулировании этой ситуации. Азербайджан - это наш очень важный партнер, и мы не собираемся эти отношения приносить в жертву каким-то конъюктурным соображениям. Такое же отношение мы ощущаем и со стороны Баку. Баку тоже ценит стратегический характер отношений с Россией и исходит из необходимости содействия урегулированию всех конфликтов в этом регионе", Лавров .
"Наше ощущение, как одного из трех посредников, такое, что развязка карабахского конфликта вполне реальна. Решать ее, разумеется, Армении и Азербайджану в рамках прямых договоренностей, но посредники: россияне, американцы и французы, которые прекрасно понимают все тонкости и всю чувствительность этого процесса, видят возможность развязки". Об этом министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил в интервью "Российской газете". "Остались нерешенными два-три вопроса, которые подлежат согласованию на очередных встречах президентов Армении и Азербайджана. И такие встречи, как мы понимаем, состоятся вскоре после предстоящих президентских выборов в Азербайджане. Прежде всего, речь идет о Лачинском коридоре", подчеркнул министр. Как отметил Лавров, Армения, по сути, заблокирована из-за нагорно-карабахского конфликта. В коренных интересах армянского народа разблокировать эту ситуацию как можно скорее. Географических и политических выходов в действительности немного. Как только нагорно-карабахское урегулирование станет фактом, Турция готова будет помочь Армении установить нормальные связи с внешним миром, естественно через установление официальных, дипломатических отношений между Анкарой и Ереваном. Еще до кавказского кризиса появился очень хороший шанс продвинуться в нагорно- карабахском урегулировании через прямые встречи президентов Армении и Азербайджана при содействии посредников, так называемых сопредседателей МГ ОБСЕ России, Франции и Соединенных Штатов. Был выработан содержательный документ, который описывает практически все принципы и механизмы урегулирования, отметил российский дипломат. "И те проблемы, которые испытала Армения в плане трудностей с бесперебойным транзитом товаров через Грузию, товаров, которые жизненно необходимы для армянского народа, они показывают абсолютную необходимость и срочность скорейшего урегулирования. Продолжение ситуации, когда Южная Осетия и Абхазия будут находиться под постоянной угрозой военной атаки, а из-за этого будет сохраняться и угроза прерывания этого жизненно важного для Армении транзита, не отвечает ничьим интересам. Отсюда интерес Еревана к тому, чтобы как можно скорее разблокировать Нагорно-Карабахский конфликт. Что станет средством не только нормализации отношений с Турцией, но и открытия связей Армении с внешним миром через турецкую территорию", заключил глава МИД России.
"В ближайшей перспективе решения Карабахского конфликта не предвидится, - считает руководитель службы политического прогнозирования Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ имени М.В.Ломоносова Александр Караваев. - В предстоящие пять лет второго срока президентства Ильхама Алиева могут быть открыты очередные окна возможностей для сдвижения с мертвой точки в вопросе карабахского урегулирования". По мнению Караваева, карабахский конфликт может быть решен в совокупности трех элементов, первым из которых является турецкая инициатива по созданию Платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе. "Идея обсуждения кавказских конфликтов на основе турецкой инициативы достаточно перспективна. Такие форматы способны каким-то образом наметить новые стратегии сближения в урегулировании конфликтов", сказал он. Аналитик предполагает, что через 2-3 года может появиться возможность возвращения некоторых оккупированных районов. "Я думаю, что в 2010-2011 годах у Азербайджана появится шанс вернуть некоторые оккупированные районы. Карабахская проблема за этот период, конечно, не решится. Но в целом системная подвижка в этом вопросе возможна", считает он. По его словам, вторая возможность карабахского урегулирования связана с тем, как будет развиваться экономическая ситуация в Азербайджане во второй срок президентства Алиева. "Если в последующие пять лет, намеченные планы будут реализованы, и Азербайджан продемонстрирует для Южного Кавказа успешную модель развития, то в этом случае в Армении появится больше сторонников урегулирования конфликта на условиях официального Баку", сказал Караваев. Он также отметил, что третья возможность связана, с изменением внутренней общественной ситуации в Армении. "В совокупности всех этих трех элементов мы сможем увидеть реальный процесс решения карабахского конфликта", резюмировал он. ("Новости-Азербайджан").
Российская "RBC daily" пишет, что противостояние России и США на Кавказе продолжается, и на этот раз их интересы столкнулись в зоне карабахского конфликта. По мнению газеты, Вашингтон намерен протащить свой сценарий урегулирования Карабахского конфликта, который приведет к вхождению Азербайджана в НАТО. "Главной задачей Кремля является окончательный провал американского сценария и выведение процесса урегулирования на более высокий региональный уровень, с включением в процесс Турции и Ирана. Потеряв свое влияние на Западном Кавказе, Вашингтон решил перейти к урегулированию карабахской проблемы и, опираясь, в основном, на одну из сторон конфликта - Азербайджан, США, путем активного давления, пытается поставить перед выбором сценария и другую сторону конфликта - Армению". "США выступают в пользу поэтапного решения Карабахского конфликта, что выгодно Азербайджану, однако не выгодно Армении. Предусматривается, что НК передаст Азербайджану 7 оккупированных районов, а взамен Баку даст гарантии о проведении в непризнанной республике референдума о независимости. После этого Азербайджан снимет блокаду НК и в зоне конфликта расположатся миротворческие силы", сообщил газете руководитель отдела Закавказья Института стран СНГ Михаил Александров. Последний однако подчеркнул, что, несмотря на простоту такого сценария, в некоторых его деталях "кроется дьявол". "Нет ни одного слова о том, какие именно миротворческие силы расположатся в зоне конфликта и как будет решаться вопрос возвращения беженцев НК", сказал Александров. По его словам, Азербайджан может в любую минуту изменить квоту беженцев, имеющих право вернуться в НК, что окончательно провалит программу урегулирования, а конфликт получит более острый характер, нежели сейчас. "В особенности, если роль миротворцев получат силы НАТО". Подытоживая, газета пишет, что указанный сценарий развития событий не выгоден ни Армении, ни Азербайджану, и ни России. "Кремль заинтересован в установлении стабильности на Кавказе, однако она не может быть достигнута, пока США осуществляют активные действия в регионе. Именно по этой причине в интересах Москвы окончательно провалить американский процесс урегулирования в Нагорном Карабахе. Однако у Кремля пока нет своей стратегии урегулирования конфликта, которая стала бы альтернативой сценарию США и была бы приемлемой для обеих конфликтующих сторон: Азербайджан продолжает "обижаться", что РФ, в его представлении, слишком очевидно поддерживает Армению и пренебрегает интересами Азербайджана. Вместе с тем, азербайджанская элита сознает, к каким последствиям может привести осуществление американского сценария. Последние события в Грузии ясно все показали. Однако нерешительность Москвы, как и прежде, толкает Баку искать поддержку по ту сторону океана", пишет газета. Выход из создавшегося положения предлагает российский политолог Александр Сотниченко. Он считает, что Россия должна отказаться от поддержки какой-либо из сторон, что, по его мнению, ведет в тупик. Единственным приемлемым выходом он считает вынос процесса урегулирования на более широкий региональный уровень, что позволит вытеснить из процесса США и Евросоюз. По словам политолога, пишет газета, хорошей опорой для РФ и конфликтующих сторон может стать создание предложенной Турцией Платформы стабильности и безопасности. ("Айкакан жаманак").
"Уже несколько лет Москва ищет способы применения инструментов "мягкой силы" для влияния на общественное мнение Азербайджана: это программы академического, студенческого, и культурного обмена, продвижение русского языка, и т.д. Ещё когда данная попытка начиналась, я говорил российским представителям, что это напрасный труд, ибо в Азербайджане все прекрасно знают, на чьей стороне воевала Россия в карабахском конфликте. Инструменты "мягкой политики" могут иметь решающее воздействие на общественное мнение только когда нет такой плохой истории. Похоже, что тогда москвичи решили вообще не обращать внимание на азербайджанское общественное мнение, а поглаживать этими инструментами только политическую элиту в Баку. Как результат, мы видим распространение сверху вниз наивных ожиданий, что Москва будто готовится помочь Азербайджану в карабахском конфликте. Более того, мы видим, как эффективно распускаются антитурецкие слухи, прямо и косвенно пропагандируются антизападные настроения в азербайджанском обществе. На самом же деле, ожидать от Москвы разумных и выгодных нам решений не приходится. Она просто постарается некоторое время укрепиться в выдуманном статусе "нейтральной" стороны в карабахском конфликте, и обязательно развяжет этот конфликт с новой силой. Ибо основная цель военной операции в Грузии не достигнута: перспективную энергетическую цепочку "Восток-Запад", которая должна вывести туркменский газ, казахстанскую нефть на мировые рынки в обход России, Кремлю не удалось разорвать в Грузии. Значит, её надо разорвать в Азербайджане, и Россия должна выглядеть "непричастной", считает азербайджанский политолог Ильгар Мамедов.
По мнению газеты "168 Жам", Турция и Россия пытаются ликвидировать формат Минской группы, оставив США и Францию вне рамок переговорного процесса. По существу, согласившись вести переговоры с Азербайджаном через различных посредников вне формата Минской группы ОБСЕ, Армения ставит, мягко говоря, под сомнение перспективы ее дальнейшего функционирования, пишет газета. Газета считает "примечательным", что новый формат инициировала Турция, которой в завуалированной форме вторит российский президент. Согласно опубликованной в прессе информации, во время недавних переговоров со своими армянским и азербайджанским коллегами Дмитрий Медведев предложил организовать их встречу в России . При этом российские источники утверждают, что президент Армении Серж Саргсян уже дал свое согласие на непосредственные переговоры с Ильхамом Алиевым при посредничестве Медведева.
Позиция Армении и Азербайджана
Инаугурационная речь президента Азербайджана Ильхама Алиева еще раз подтвердила неизменность позиций Азербайджана в вопросе урегулирования карабахского конфликта.
"Баку продолжит политику изоляции Армении, пока она не прекратит оккупацию азербайджанских земель", - заявил президент Ильхам Алиев на заседании правительства. "До тех пор, пока наши земли будут находиться под оккупацией, будет продолжена политика тотального наступления против Армении как в дипломатической сфере, так и в политической, экономической, транспортной, военной, пропагандистской и прочих сферах. Это однозначно", - сказал Алиев . "До решения карабахского конфликта никакое сотрудничество с Арменией невозможно, невозможно их участие ни в одном региональном проекте. И мы сделаем все возможное, чтобы сегодняшняя ситуация продолжилась, их положение в изоляции усугубилось, чтобы они лучше поняли, с чем связано их будущее", - подчеркнул он. По словам Ильхама Алиева, с целью скорейшего решения карабахского конфликта Азербайджан укрепляет свою армию, и за последние пять лет в оборонную сферу вложено 4,5 млрд. долл. "Живя в условиях войны, мы, в первую очередь, должны укреплять военный потенциал. В последующие годы наибольшая часть бюджетных расходов, как и в прежние годы, будет направлена на строительство армии и наращивание военной мощи", - отметил он. Президент отметил, что, несмотря на определенные подвижки, в карабахском урегулировании до сих пор нет конкретного результата. Он отметил готовность Баку рассмотреть "некоторые обнадеживающие предложения", однако решение проблемы затягивается .
"Азербайджан не считает Евросоюз возможным посредником в установлении мира в регионе". Как передает ИА АПА, об этом в Брюсселе, выступая на конференции Центра европейской политики, заявил замминистра иностранных дел Азербайджана Араз Азимов. "ЕС - это сильный экономический и политический союз стран, но в плане осуществления совместных действий ЕС еще не достиг нужного уровня, в особенности в обстановке, которая быстро меняется. ЕС не может действовать инструментально. В Минскую группу входят многие страны ЕС, и мы принимаем во внимание их позицию. Нам необходимо влияние ЕС как участника международных отношений, но мы не думаем, что это возможный партнер в рамках Минской группы", - сказал Азимов. В ответ на это спецпредставитель ЕС по Южному Кавказу Питер Семнеби подтвердил, что блок поддерживает Минскую группу, но не видит никаких изменений в позиции ЕС в плане присоединения к МГ в качестве полноправного члена. По словам Семнеби, к примеру, в недавней войне в Грузии ЕС доказал, что "может проявить политическую волю в посредничестве в соглашении о прекращении огня, кроме того, Евросоюз сумел быстро развернуть свою наблюдательную миссию".
Политолог Армен Айвазян.отметил, что Баку отвергает даже теоретическую возможность на разумный компромисс с армянской стороной относительно не только вопроса земель, но и будущего статуса Нагорного Карабаха. "В принципе, армянская сторона имеет дело не с чем иным, как с требованием полной и безоговорочной капитуляции. Такая бескомпромиссность Азербайджана полностью дискредитирует нынешний переговорный процесс, превращая его в обыкновенный фарс с будущей развязкой на полномасштабную войну" - подчеркнул Айвазян .
Эксперт заметил, что армянская сторона все еще продолжает ссылаться на "мадридские соглашения", в которых содержатся упоминания о праве народа Нагорного Карабаха на самоопределение, отметив при этом, что право на самоопределение может иметь различные толкования. "Де-юре формой самоопределения была и канувшая в лету Нагорно-Карабахская Автономная Область, которая, тем не менее, никак не обеспечивала безопасность карабахских армян ни в физическом, ни в демографическом, ни в культурном плане", - заметил он. Эксперт также заметил, что если стороны конфликта каждый по-своему интерпретируют одни и те же фундаментальные положения своих соглашений, то цены этим "соглашениям", как и приведшим к ним переговорам нет. "Ведь при различных интерпретациях в жизнь будет претворена именно та, которую сильная сторона конфликта силой навяжет слабой стороне - все опять упрется в право силы. А в промежутке сдача земель решит вопрос кардинального понижения уровня обороноспособности именно армянской стороны",- отметил он.
По мнению политолога, в условиях, когда Азербайджан говорит на языке ультиматумов, армянской стороне самоубийственно идти на какие-либо уступки, тем более уступать земли - наиважнейший компонент своей военной безопасности. "В таком контексте, дипломатические выкладки высокопоставленных представителей властей Армении в адрес Азербайджана и ее союзника Турции выглядят, мягко говоря, несерьезно. Подобные безответные комплименты могут ввести в заблуждение только лишь армянского обывателя", - заметил он.
В позиции Армении не хватает как раз той ясности, которую демонстрирует Азербайджан по карабахскому урегулированию. "Комплементаризм, присущий внешней политике Азербайджана не меньше, чем внешней политике Армении, выигрывает именно на том, что четко очерчивает те лимиты, где компромисс для нее невозможен. Это дает Баку возможность постоянного прессинга на Армению и в то же время выводит ее из под критики и давления посредников и других третьих сил", - пояснил он. "Что же касается ныне интенсивно обсуждаемых сценариев развития событий в свете так называемого "давления" России на Армению с целью подтолкнуть ее к сдаче освобожденных земель, составляющих пояс безопасности вокруг НКР, то различные интерпретации в прессе и их уровень, в частности, насчет высказываний Министра иностранных дел России Сергея Лаврова, напоминают гадание на кофейной гуще с рефреном "сдадут или не сдадут", - заметил политолог.
По мнению Айвазяна, количество неизвестных в российской инициативе не дает ни официальному Еревану, ни официальному Баку, а, тем более, экспертному сообществу делать далеко идущие выводы. "Несомненно, Россия пытается сделать дипломатический марш-бросок в бывшее Закавказье и, возможно, хочет сделать его, частично пожертвовав интересами военной безопасности Армении", - заметил он. Эксперт отметил, что даже в таком случае российский сценарий, если он заключается в сдаче земель и вводе российских миротворцев, не будет удовлетворять амбициям Азербайджана, который вряд ли согласится с присутствием на территории Нагорного Карабаха российских военных баз, не в последнюю очередь, памятуя о судьбе Абхазии и Южной Осетии. "Этот сценарий не может быть принят и армянской стороной, а стороной в данном случае - а именно, в вопросе своей жизни и смерти - будет выступать вовсе не правительство Армении, а весь армянский народ", - заметил он.
Айвазян не исключил также и другие сценарии. "Возможна и совершенно другая комбинация, сконструированная в Кремле - блеф, рассчитанный на перехват инициативы в начавшейся в новых условиях игре за доминирование в Закавказье. Такой же сиюминутный блеф, как и турецкая Платформа стабильности и безопасности на Кавказе, которая хоть тоже не имеет шансов на осуществление, но уже дает дивиденды предложившей ее стороне", - пояснил Айвазян .
Эксперт заключил, что единственно трезвый вывод относительно переговорного процесса состоит в том, что карабахский конфликт невозможно урегулировать путем переговоров "Мирное решение конфликта подразумевает сохранение статус-кво и ее закрепление в юридические формы, так как остальные варианты подразумевают войну, с непредсказуемыми последствиями для всех сторон конфликта и региона в целом", - отметил он. По мнению политолога, в возникшей ситуации властям Армении следует сконцентрировать свое внимание не столько на внешних, не поддающихся достоверным среднесрочным прогнозам процессах, сколько на стратегических константах безопасности - укреплении армии, освоении освобожденных земель, построении эффективных государственных институтов, демографической политике, нацеленной на массовую репатриацию армян.
Армения оказалась в чрезвычайно сложной ситуации. Снижение регионального влияния США сломало всю конструкцию ее внешней политики, построенной на балансировании между интересами глобальных игроков - Москвы и Вашингтона. Вместо этого сегодня армянской стороне приходится анализировать российско-турецкие взаимоотношения, которые, впрочем, традиционно заканчивались для нее трагически. Столь комфортный для армянской стороны статус-кво в регионе нарушен, и президент Серж Саргсян вынужден вести переговоры в условиях практического отсутствия маневра.
Очевидно, все здравые политики в Армении понимают, что утрата добытого в результате войны стратегического преимущества в виде азербайджанских районов - "зоны безопасности" вокруг Карабаха - не может быть самоцелью для президента Сержа Саргсяна. И компромисс, о котором он говорит, должен бы предполагать ответные уступки со стороны Баку. Поскольку речи о возвращении сотен тысяч армянских беженцев в Азербайджан сегодня не идёт, то и единственной уступкой Ильхама Алиева может стать признание особого независимого статуса Нагорного Карабаха, не состоящего в вертикальных взаимоотношениях с Баку, а также отказ от Лачинского коридора. Собственно эти условия и значатся в официальной позиции Армении. Отход президента Армении от любого из этих двух условий приведет к попыткам переформатировать внутриполитическое поле Армении. Затягивание же процесса урегулирования чревато возобновлением военных действий в регионе в ближайшей перспективе.
Во внешнеполитическом ведомстве Азербайджана считают, пока не согласованы все принципы в рамках переговорного процесса по мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта, говорить о наличии какого-либо соглашения нельзя. Как заявил в интервью "Эхо" глава пресс-службы отечественного МИД Хазар Ибрагим, даже если один момент останется несогласованным, то "мы" не сможем говорить о полноценном соглашении. Вместе с тем весьма оптимистично о дальнейшей судьбе переговорного процесса по мирному урегулированию армяно-азербайджанского конфликта высказался руководитель МИД России Сергей Лавров. Высказывания российского дипломата приводятся во вчерашнем номере "Российской газеты", которой Лавров дал интервью по пути в Ереван, где он побывал 3 октября, но доступными ответы министра стали только вчера. В своем интервью российский министр подчеркивает, что из-за нагорно-карабахского конфликта Армения по сути заблокирована. В результате у Еревана, по его словам, огромные трудности в общении с внешним миром. Глава внешнеполитического ведомства считает, как только нагорно-карабахское урегулирование станет фактом, Турция готова будет помочь Армении установить нормальные связи с внешним миром, естественно, через установление официальных, дипломатических отношений между Анкарой и Ереваном.
Министр отмечает, что те проблемы, которые испытала Армения в ходе этого кризиса, прежде всего в плане трудностей с бесперебойным транзитом товаров через Грузию, товаров, которые жизненно необходимы для армянского народа, показывают абсолютную необходимость и срочность скорейшего урегулирования. "Для армянской стороны принципиально важно подобных перебоев избежать. Отсюда интерес Еревана к тому, чтобы как можно скорее разблокировать нагорно- карабахский конфликт",- с полной уверенностью отмечает Лавров. Что касается переговорного процесса по мирному урегулированию конфликта, то, по сообщению министра, остались нерешенными два-три вопроса, которые подлежат согласованию на очередных встречах президентов Армении и Азербайджана. "Прежде всего речь идет о Лачинском коридоре", - отмечает министр. Далее дипломат делится своими ощущениями: наше ощущение, как одного из трех посредников, такое, что развязка вполне реальна. При этом он делает оговорку, мол, решать следует конфликт, разумеется, Армении и Азербайджану в рамках прямых договоренностей. Кроме того, в интервью руководитель российского МИД весьма положительно отзывается об инициативе Турции по подписанию некоего Кавказского пакта стабильности. В свою очередь, во внешнеполитическом ведомстве Азербайджана дают понять, что всякого рода разговоры об оставшихся двух-трех несогласованных принципах ничего не стоят. "Мы заявляли, что пока не согласованы все принципы соглашения нет: даже если один момент останется не согласованным, то мы не сможем говорить о полноценном соглашении", - заявил вчера пресс-секретарь МИД Хазар Ибрагим. Что касается "подвижек" в переговорном процессе, то здесь, по словам сотрудника министерства, все зависит от конструктивности армянской стороны. В этой ситуации, как считают в МИД, естественно, Россия как сопредседатель Минской группы ОБСЕ способна оказать содействие. "Мы надеемся, что Москва поможет урегулированию, пошлет соответствующие меседжи армянкой стороне, чтобы та заняла конструктивную позицию", - отмечает пресс-секретарь.
При этом он особо отмечает, что того же самого направления меседжей Баку ждет и от других сопредседателей Минской группы. Крайне скептически и с откровенным недоверием к словам российского министра отнеслись азербайджанские политологи. В частности, политолог Зардушт Ализаде не считает, что в переговорном процессе осталось только отрегулировать вопрос Лачинского коридора: остаются нерешенными вопросы референдума, степени участия российских военных в контексте гарантии безопасности армянского населения Карабаха. "Азербайджан, особенно после южноосетинского опыта, военных действий в Грузии, будет с опаской подходить к участию российских военных в миротворческой миссии - ясное дело", - предупреждает политолог. С другой стороны, для него - человека, занимающегося карабахским конфликтом порядка 20 лет, вполне очевидно, что Россия не заинтересована в размораживании и мирном разрешении конфликта. "Кремль заинтересован в сохранении конфликтной ситуации",- считает политолог. Что касается армянской стороны, то, по его словам, высшие политические круги этого государства видят, что их политика привела в тупик, страна в изоляции. Вместе с тем он считает абсолютно необоснованными утверждения о том, что якобы Армения находится в блокаде. "Вовсе нет, Армения не в блокаде, но, несмотря на это, она всегда спекулирует этим утверждением", - считает Ализаде . По его словам, понятие блокада предполагает, что некая страна или город полностью окружен со всех сторон. В случае же с Арменией, то у нее, как объясняет политолог, всегда имеется прекрасный выход на Иран, Турцию: обе страны являются торговыми партнерами Еревана. "Никаких подвижек в переговорном процессе не будет, так как прежде всего именно Россия не позволит Армении пойти на мирное урегулирование конфликта с учетом интересов Азербайджана",- считает политолог Ализаде. Карабахский конфликт нужен Москве, настаивает эксперт, чтобы постоянно удерживать Баку и Ереван.
Министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедьяров считает, что карабахский конфликт может быть решен мирным путем, на основе международных принципов, только в рамках территориальной целостности Азербайджана. Об этом он заявил на встрече со спецпредставителем ЕС на Южном Кавказе Питером Семнеби. Министр подчеркнул, что после вывода вооруженных сил Армении с оккупированных территорий необходимо восстановление коммуникаций, и налаживание доверительных отношений. По его словам, поэтапное урегулирование будет выгодным обеим сторонам и создаст условие для эффективного сотрудничества. (Day.az).
Комметируя заявление главы отдела международных отношений Исполнительного Аппарата президента Азербайджана Новруза Мамедова о том, что "согласование по таким принципиальным вопросам, как статус Нагорного Карабаха и Лачинского коридора, расположение миротворческих сил, все еще не достигнуто", азербайджанский политолог, бывший государственный советникВафа Гулузаде сказал, что "не видит в этом сообщении ничего нового и радостного". "О том, что все спорные вопросы согласованы, не считая одного, основополагающего и касающегося юридического статуса Нагорного Карабаха, говорил еще бывший посол США в Азербайджане Рино Харниш. Это заявление ничем не отличается от слов Харниша и других деятелей Армении, США и России, сказанных в последние годы". Гулузаде не видит предпосылок для решения карабахского вопроса в будущие много лет, хотя не исключает, что в результате неких непредвиденных форс-мажорных обстоятельств конфликт будет разрешен в течение ближайшего года.
Что касается политики России по отношению к США, то президент Дмитрий Медведев ужесточает отношение Кремля к бывшим советским республикам, что было особенно заметно по отношению к Грузии. "Российское руководство нацелилось полностью вернуть все постсоветское пространство в лоно Кремля, - уверен Гулузаде. - Это прекрасно видно по телепередачам российских каналов". Касаясь отношений США и России, Гулузаде сказал, что никогда не прекращавшаяся между двумя державами холодная война из вялотекущего состояния перешла в жесткий этап, что только затрудняет перспективы мирного карабахского урегулирования" .
"Решение карабахского вопроса должно основываться на территориальной целостности Азербайджана", заявил сопредседатель Минской группы ОБСЕ от США Мэтью Брайза в интервью BBC. "Мы думаем, что должны начать с принципа территориальной целостности Азербайджана, и потом включить другие, дополнительные принципы, чтобы довести переговоры до компромисса и до рамочного договора. Это значит, что мы все должны сказать: с юридической точки зрения и по международным законам Нагорный Карабах является частью Азербайджана. Но, в конце концов, чтобы довести переговоры до соглашения, Армения тоже должна согласиться с этим. И мы знаем, что у Армении - другой подход, и мы должны использовать очень творческие и конструктивные подходы, чтобы Азербайджан и Армения нашли общий язык", сказал Брайза.
"Первоосновой полного разрешения карабахской проблемы является исполнение четырех резолюций ООН, требующих от Армении и карабахских армян освобождения оккупированных ими азербайджанских территорий", - считает азербайджанский политолог Расим Мусабеков. "Возвращение беженцев в свои дома невозможно, поскольку азербайджанцы не вернутся и не смогут жить под дулами преступного карабахского режима, - заявил Мусабеков. - Не хочу сказать, что Азербайджан скоро начнет войну, если армяне не уйдут с нашей земли. Но Азербайджан будет вести гонку вооружений, у нас есть для этого 5 миллиардов долларов, и Армении, а также тем, кто ей покровительствует, придется это учитывать".
"Возвращение завоеванных земель - нонсенс в мировой политике. Я не припоминаю ни одного случая в истории, чтобы завоеванные земли когда-либо возвращались. Тем более, что войну развязал Азербайджан, который и получил данный результат", заявил в ходе пресс-конференции лидер Демократической партии Армении Арам Саркисян. По его словам, Армения уже давно была обязана четко сформулировать свою позицию по Нагорному Карабаху. "Если Азербайджан хочет решить эту задачу, а именно он имеет проблемы с данными территориями, пусть формулирует свою позицию, которая устраивала бы Армению. Необходимо, чтобы стороны четко сформулировали свои позиции и вели переговоры при участии карабахской стороны", подчеркнул Саркисян.
Независимый депутат карабахского парламента Гегам Багдасарян, в ответ на просьбу корреспондента "Кавказского узла" прокомментировать армяно-турецко потепление в контексте карабахского урегулирования, отметил: "Повестка армяно-турецких отношений мне не совсем ясна. Честно говоря, я и, убежден, тысячи моих сограждан, не знаем, что же обсуждалось во время беседы, вот почему я вынужден судить по публикациям в прессе и, как это ни странно, по комментариям турецкого президента". "Судя по высказываниям Гюля, - продолжает депутат, - во время встречи вопрос о геноциде армян не обсуждался, разблокирования границ только слегка коснулись, зато говорили в основном о карабахской проблеме. Судя по высказываниям Гюля, обсуждалась только карабахская проблема, более того, как сказал Гюль, армянский президент изъявил готовность вернуть Азербайджану какие-то территории", отметил Багдасарян. По словам депутата, все это в очередной раз приводит к заключению, что настала пора уточнить позиции двух армянских государств по карабахской проблеме, уточнить меру прав и ответственности Армении и НКР, место и роль каждой из них в карабахском урегулировании. "Честно говоря, меня поражает одно обстоятельство - откуда такая уверенность, что НКР примет любой согласованный между Арменией и Азербайджаном вариант. Как гражданин НКР я бы не стал такое утверждать даже по части властей. Что касается общественности, то нынешние настроения ничего хорошего не сулят "уверенным" людям. По крайней мере, самосожжение в Карабахе никогда не было в чести", подчеркнул Багдасарян.
Президент Нагорного Карабаха Бако Саакян в интервью местной газете "Азат Арцах", говоря о ситуация в регионе после югоосетинских событий, подчеркнул, что ситуация изменилась, были внесены коррективы и во внешнюю политику. "Но есть приоритеты, которые остались для нас неизменными - сбалансированность и многовекторность внешней политики, мирное урегулирование карабахско-азербайджанского конфликта, восстановление полноценного формата переговоров с привлечением Арцаха. Неизменными осталось и наше отношение к будущему Нагорно-Карабахской республики. Независимость и безопасность Арцаха не подлежат торгу", сказал Саакян .
Югоосетинский конфликт как катализатор процессов вокруг Нагорного Карабаха
Основной вопрос, волнующий политиков и нас, в рамках данной работы, - может ли Нагорный Карабах после признания Россией Абхазии и Южной Осетии рассчитывать на независимость? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо проанализировать последствия политического решения Москвы в региональных и глобальных процессах. Судя по всему, в ближайшей перспективе нас ожидает резкое усиление соперничества глобальных держав за влияние на Южный Кавказ. Заметно активизируются усилия стран Запада и властей Грузии по вступлению этой страны в НАТО и другие евроатлантические структуры. Южный Кавказ является своего рода мостом между Россией и Ираном в другой стратегически значимый регион - Центральную Азию. При этом надо отметить, что потеря Абхазии и Южной Осетии существенно не влияет на стратегическую важность территории Грузии.
Впрочем, из одной Грузии "мост" не построишь. Для того чтобы его задействовать, необходимо, чтобы к данной "конструкции" был "припаян" и Азербайджан, без которого невозможно выйти в Центральную Азию. Понятно, что в случае вступления Грузии в НАТО встанет и вопрос внешнеполитического будущего Азербайджана, который не скрывает, что видит свое будущее именно в евроатлантическом сообществе. После признания Россией бывших грузинских автономий, в Азербайджане заговорили о необходимости ускорения процессов вступления в Североатлантический альянс. Может ли это повлиять на выбор Азербайджаном силового решения нагорнокарабахского конфликта? Хотя этот сценарий исключать нельзя, но ряд объективных причин делают выбор силового варианта малоперспективным. Между Азербайджаном и Нагорно-Карабахской республикой более 14 лет установлен баланс сил, и азербайджанский блицкриг против Карабаха с военной точки зрения невозможен. Во-вторых, пример Южной Осетии показал, что на сегодняшний день конфликт в регионе не будет локальным и в него могут быть вовлечены региональные и глобальные игроки со всеми вытекающими последствиями.
Если же предположить, что Азербайджан готов поменять внешнеполитическую ориентацию ради того, чтобы получить взамен возможность решить карабахский вопрос силой, то в этом случае к вышеуказанным объективным причинам прибавятся и другие. Во-первых, выбор такой политики будет иметь тактический, а не стратегический характер. Во-вторых, если Грузия станет членом НАТО, перемена внешнеполитического курса Азербайджана может еще более усугубить ситуацию, ведь потенциальный конфликт может стать региональным или глобальным.
К тому же, если Баку начнет боевые действия против Нагорно-Карабахской республики, может серьезно обостриться обстановка в самом Азербайджане, в районах компактного проживания нацменьшинств, таких как аварцы, лезгины и талыши. На сегодняшний день территория компактного проживания только этих нацменьшинств составляет около 16 тыс. кв. км (что почти в полтора раза больше территории Абхазии и Южной Осетии, вместе взятых) или более одной пятой территории Азербайджана, а их численность превышает 1,5 млн. человек.
Безусловно, после Косово Абхазия и Южная Осетия с правовой точки зрения стали очередными прецедентами достижения независимости бывшими автономиями - даже вопреки воле формального центра, что де-факто превратило косовский прецедент если не в закономерность, то в явную тенденцию. Получается, что большая часть из находящихся в геополитически активных зонах планеты непризнанных государств получили свое признание. С другой стороны, международное признание имеет место при совпадении правовых и политических аспектов. В данном контексте ожидать, что в самом ближайшем будущем независимость НКР будет признана, пока рановато. Международное сообщество должно еще "переварить" то, что случилось за последние 6-7 месяцев, когда были признаны Косово, Абхазия и Южная Осетия. Что касается самой НКР, то здесь уже избавились от так называемого комплекса непризнанности и страна развивается во всех отношениях, всецело опираясь на собственные силы и на потенциал армянской диаспоры. В Нагорном Карабахе уверены, что признание независимости республики является лишь делом времени.
Темпы дипломатической активности в карабахском урегулировании продолжают нарастать. Вслед за американским сопредседателем Минской группа ОБСЕ визит в регион совершает его французский коллега Бернар Фасье ". "Понятно, что визит сопредседателей МГ ОБСЕ от США и Франции в регион - это первый раунд посреднических переговоров после пятидневной войны и сенсационного визита в Ереван президента Турции Абдуллы Гюля. Как заявил в Анкаре президент Турции, Армения дала принципиальное согласие на вывод своих войск с оккупированных азербайджанских земель. Эту информацию в Ереване не подтверждают, но и не опровергают. А представители Турции в свою очередь говорят о новых возможностях в урегулировании. Не "озвучивая" вслух, что в результате пятидневной войны не Грузия, а Армения оказалась в катастрофическом положении, выйти из которого без нормализации отношений с Азербайджаном и Турцией она вряд ли сможет. При этом Мэтью Брайза и Бернар Фасье прибыли в регион с разницей в один день.
26 сентября в Нью-Йорке состоялась трехсторонняя встреча глав МИД Армении, Турции и Азербайджана. А накануне, 25 сентября глава МИД РА Эдвард Налбандян встретился со своим азербайджанским коллегой Эльмаром Мамедъяровым. Во встрече также приняли участие сопредседатели Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта - Бернар Фасье (Франция), Мэтью Брайза (США), Юрий Мерзляков (РФ), а также личный представитель действующего председателя ОБСЕ посол Анджей Каспршик. На повестке встречи были переговоры по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, ведущиеся на основе предложенных в 2007 году "мадридских предложений". Стороны подтвердили необходимость решения конфликта мирным путем посредством переговоров. Затем состоялась отдельная встреча глав МИД Армении и Азербайджана, в ходе которой были обсуждены пути сближения позиций сторон по вопросу урегулирования конфликта и возможности организации новой встречи президентов Армении и Азербайджана. В тот же день Налбандян встретился с главой МИД Турции Али Бабаджаном. Министры, на основании данных им поручений президентов своих стран, продолжили обсуждение вопроса нормализации отношений между Арменией и Турцией. Затем состоялась встреча глав МИД Армении, Турции и Азербайджана в трехстороннем формате. В ходе встречи были обсуждены последние события в регионе и инициатива создания "Кавказской платформы".
Помимо вышеописанных тенденций, после Юго-осетинского конфликта активизировались политические круги Ирана и Турции.
Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступил с инициативой создания платформы мира и стабильности на Кавказе, объединяющей пять стран, и провел предварительные переговоры с Грузией, Россией, Арменией и Азербайджаном. Впервые свою инициативу он озвучил в Москве, куда прибыл для встречи с президентом РФ Дмитрием Медведевым. МИД Армении положительно оценил инициативу Турции.
Активизация Тегерана, выступившего с предложением о посредничестве в урегулировании карабахского конфликта, знаменует формирование конкуренции вокруг карабахского процесса. Активизация Ирана и его инициатива о посредничестве является естественной реакцией на аналогичные действия Турции.
Власти Ирана выдвинули предложение стать посредником в урегулировании карабахского конфликта. Разговоры о подключении Ирана к переговорному процессу, звучали и ранее. Со стороны Анкары и Тегерана ведется лоббинг в Баку и Ереване для участия в переговорном процессе.
На данный момент официальный Ереван оказался - в определенном смысле - в удобной ситуации. Армения действует исходя из своих интересов и имеет достаточно гибкую и конструктивную позицию в вопросе урегулирования конфликта, чем Азербайджан, предоставляя место для маневра, и инициатива Тегерана благоприятствует армянской стороне. Очевидно, что у Ирана - в контексте своих национальных интересов - имеется своя позиция в вопросе урегулирования карабахского конфликта, и можно предположить, что она - скорее всего - более проармянская в том плане, что тем самым будет соблюдаться баланс сил и интересов в переговорном процессе.
На активизацию Анкары и Тегерана мог повлиять усилившийся в регионе российский фактор, однако лишь в комплексе разных внутренних и внешних воздействий.
Продолжительный простой основного экспортного нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, неопределенные перспективы газопровода Баку-Эрзрум, зависящие от столь же непрогнозируемых российско-грузинских взаимоотношений, заставили Анкару задуматься о необходимости поиска альтернативных направлений. Турция воздерживается от открытого противостояния с Россией на международной арене, а вместо этого выступает с региональной инициативой о создании Платформы стабильности и безопасности на Кавказе. Инициатива озвучивается премьер-министром Эрдоганом в Москве, после чего начинается активизация вокруг урегулирования карабахского конфликта, а президент Турции Абдулла Гюль совершает беспрецедентный визит в Армению.
Нагорный Карабах не случайно оказывается в эпицентре внимания региональных игроков - ведь Турция и Азербайджан в случае длительной дестабилизации ситуации в Грузии могут связаться друг с другом исключительно по территории Армении. Причем, судя по всему, они готовы сделать это обоими возможными способами - войной или миром. Не исключено, что именно такая перспектива была обрисована российской стороне турецкими политиками в период, когда Москва была занята выяснением отношений с Грузией - либо Россия склоняет Армению к уступкам, либо это делают Азербайджан и Турция, а последняя еще и ужесточает свою позицию по Грузии. В этом возможном раскладе Азербайджану остается лишь одно - монотонно повторять тезисы о военной мощи и не безграничности терпения азербайджанского народа, что и делает Ильхам Алиев.
Как сообщает бакинская газета "Эхо", Азербайджан положительно оценивает инициативу Турции по созданию Платформы мира и стабильности на Кавказе. По словам министра ИД Азербайджана Эльмара Мамедъярова, "предложение Турции уже находится на столе переговоров". "Мы на трехсторонней встрече в Нью-Йорке единогласно объявили, что турецкая инициатива очень интересна и позитивна, и будем работать над ней, то есть постараемся посредством нее принести региону стабильность и мир. Конечно же, мы должны продолжить обсуждения", сказал министр. Отвечая на вопрос о реальности кавказской платформы в условиях продолжения армяно-азербайджанского конфликта, глава внешнеполитического ведомства Азербайджана заявил, что "это актуальный вопрос". "Мы должны постараться. Конечно же, для достижения стабильности на Кавказе мы должны что-то делать по карабахскому конфликту, чтобы выйти на новый этап. Азербайджанская сторона ставит вопрос так - должны быть освобождены 7 оккупированных районов вокруг НК, оттуда должны быть выведены армянские подразделения, вынужденные переселенцы должны вернуться на свои земли. После этого может начаться новый этап. В регионе может начаться всестороннее коммуникационное сообщение, после чего могут открыться какие-то новые возможности. Для этого мы должны доказать, что этот конфликт действительно наносит большой вред безопасности региона и его необходимо быстрее сдвинуть с мертвой точки. Конечно, карабахский конфликт - очень глубокая проблема, ее трудно решить за один день или за неделю. Именно поэтому азербайджанская сторона предлагает сделать этот процесс поэтапным. Мы шаг за шагом можем достичь каких-то подвижек. Я верю, что мы этого добьемся". Говоря о наличии какой-либо координации между последней инициативой Турции и деятельностью Минской группы ОБСЕ, Мамедъяров подчеркнул, что МГ занимается только нагорно-карабахским конфликтом. "Инициативу же Турции нужно рассматривать в более широком смысле. То есть, это вопрос региональной платформы. Они подходят к вопросам в более широкой плоскости", заключил министр. Азербайджанский политолог Мубариз Ахмедоглу сказал "Эхо", что не следует ждать ускорения процесса урегулирования конфликта и от Платформы мира и стабильности на Кавказе. "У меня есть серьезные сомнения по этому поводу потому, как Турция допустила серьезную ошибку, пригласив в своеобразный региональный союз Армению, не потребовав прежде вернуть оккупированные азербайджанские земли. Был и другой вариант - не приглашать в союз Армению, а когда она попросится, поставить условие. Но этого также не произошло", пояснил Ахмедохлу.
"В регионе сложилась довольно сложная ситуация. Кажется, в армяно-турецких и в армяно-азербайджанских отношениях наметились сдвиги. Но эти сдвиги порождают не только надежды, но и опасения", заявил 8 октября на брифинге в Степанакерте представитель Бюро АРФ Дашнакцутюн Грант Маргарян. По словам Маргаряна, на встрече с президентом НКР Бако Саакяном была вновь подтверждена позиция АРФД относительно урегулирования карабахской проблемы. Как подчеркнул Маркарян, позиция АРФД в вопросе урегулирования карабахской проблемы осталась неизменной: "Безусловно, мы верим, что вопрос должен решиться посредством переговоров, и Карабах должен стать непосредственным участником этих переговоров. И верим, что окончательным решением карабахского вопроса будет признание независимости Карабаха в нынешних фактических границах или его присоединение к Армении". Касаясь вопроса активизации турецкого фактора в регионе, представитель АРФД отметил, что усматривает в этом несколько беспокоящих обстоятельств. "В карабахском вопросе Турция не может быть ни посредником, ни стороной переговоров. Это неприемлемый для нас вопрос", заявил Маргарян. По его мнению, многие вопросы армяно-турецких отношений и, в первую очередь, вопрос признания Геноцида армян, не может стать предметом обсуждений. "Мы уверены, что сегодня потепление армяно-турецких отношений не такая необходимость, ради которой мы можем, не дай Бог, пойти на принципиальные уступки", отметил Маргарян.
Российско-турецкое сотрудничество в какой-то мере таит для Армении определенные угрозы, так как оно может стать поводом для серьезных уступок с армянской стороны, в том числе территориальных, заявил экс-министр иностранных дел и экс-советник президента Нагорно- Карабахской Республики Арман Меликян. "Однако, ведя независимую политику, Армения может достигнуть определенных результатов. Но для этого Армения должна разработать четкую политическую программу по вопросу признания независимости Карабаха. Именно по причине отсутствия таковой, Армения не выказывает четкого желания извлечь выгоду из сложившейся ситуации с признанием независимости Абхазии и Южной Осетии", отметил экс-советник президента НКР. (АрмИнфо). Газета "Лрагир" считает, что логичнее было бы говорить о подключении к переговорам Карабаха, а не Турции, поскольку, если урегулирование близится к развязке, то участие Карабаха неизбежно.
Всякий раз, когда отношения России с США, а в более широком смысле - с Западом портились, Армения оказывалась перед угрозой создания нового союза "Ленин-Ататюрк". Чтобы преодолеть эти кризисные моменты и проявить необходимую гибкость, мы должны отказаться от узкопартийных интересов, примитивных попыток извлечь выгоду из опасной ситуации и понять, что история может повториться. В ближайшее время Армения непременно должна создать действенные механизмы, призванные "побить" разыгрываемую Азербайджаном "турецкую карту", ибо не исключен новый виток напряженности в российско-американских отношениях и как следствие этого - угроза попадания нашей страны в турецко-азербайджанские "тиски". ("Айоц ашхар").
Официальные власти и политические партии Нагорного Карабаха пока не высказали позиций по возможному посредничеству Турции в карабахском урегулировании. Как сказал корреспонденту "Кавказского узла" в приватной беседе сотрудник одного из государственных учреждений Карабаха, даже разговоры о возможном посредничестве Турции могут увеличить ее шансы, поэтому в Карабахе предпочитают молчать.
Какова вероятность турецкого посредничества? Не говоря даже о его успехе. Во-первых, чрезвычайно трудно верится в объективность и искренность Анкары как непредвзятого посредника, ибо она однозначно стоит на позициях Баку, что подтверждала не раз. Объективного посредничества, пожалуй, не может быть по определению, а уж в случае с Турцией, которая позиционирует себя как "братская страна и стратегический партнер Азербайджана" и потому вряд ли радикально изменила свою позицию по карабахскому урегулированию - тем более", пишет газета "Азат Арцах". Газета отмечает, что на 63-й сессии Генассамблеи ООН президент Турции Абдулла Гюль заявил, что карабахский конфликт может быть разрешен только в рамках территориальной целостности Азербайджана. "То есть он уже предопределил исход переговоров, не оставляя места применению в процессе урегулирования также и других принципов международного права, о чем в последнее время говорит даже американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ. И это в то время, когда президент Армении с той же трибуны ООН еще раз напомнил мировому сообществу о законном праве Нагорного Карабаха на независимость", пишет газета и заключает: "Вопрос о сопредседательстве Минской группы решается консенсусом, а у Армении есть право вето. Вряд ли можно предположить, что она им не воспользуется для блокирования нежелательных для себя последствий в переговорном процессе".


Турция претендует на роль главного посредника в урегулировании конфликта

Армяно-азербайджанский конфликт вокруг Нагорного Карабаха стал наиболее затяжным, кровопролитным и трудноразрешимым. В годы ослабления и распада СССР этот конфликт между двумя его бывшими союзными республиками - Арменией и Азербайджаном - сопровождался острым политическим, а затем и военным противостоянием, завершившимся 16-17 мая 1994 года подписанием при посредничестве России договора о прекращении огня и невозобновлении военных действий. Породившие вооруженный конфликт спорные проблемы не решены по сей день, несмотря на активное содействие образованной еще в 1992 году Минской группы ОБСЕ, а также государств Евросоюза, США и России.
Напряженность в отношениях между Арменией и Азербайджаном нарастала задолго до этого, однако точкой отсчета начала карабахского конфликта принято считать состоявшееся 20 февраля 1988 года решение областного совета НКАО ходатайствовать перед верховными советами Азербайджанской и Армянской ССР о передаче этой области в состав Армении. После длительных переговоров Верховный совет СССР в принятом 28 ноября 1989 года постановлении поддержал создание реальной автономии НКАО в составе Азербайджана. А вскоре после августовского путча в Москве, 2 сентября 1991 года, Совет народных депутатов НКАО объявил о создании республики в границах Нагорно-Карабахской области и Шаумяновского района Армении.
Распад СССР и вывод советских войск из Карабаха привели к перерастанию ставших и до этого повседневными столкновений между армянами и азербайджанцами в кровопролитную полномасштабную войну между двумя бывшими союзными республиками. И, пожалуй, одной из самых тяжелых сторон разраставшегося конфликта стала гуманитарная катастрофа, вылившаяся в массовые депортации и гибель сотен тысяч людей с обеих сторон.
После начала в 1988 году активного противостояния на национальной почве из Армении были депортированы сотни тысяч азербайджанцев, такая же судьба постигла и армян, проживавших в Азербайджане. К этому добавились десятки тысяч азербайджанцев - временно перемещенных лиц (ВПЛ) из Карабаха. Азербайджанская и армянская стороны приводят в этой связи различные цифры, очевидно лишь, что в Нагорном Карабахе практически не осталось азербайджанского населения. В ходе военных действий вынужденными переселенцами из НКАО стали еще более 40 тыс. человек. К этому можно добавить временно перемещенных лиц из семи районов Азербайджана, оккупированных Арменией в 1991-1994 годах.
Завершившиеся в мае 2004 года активные военные действия не принесли долгожданного мира, породив обстановку "ни мира, ни войны". После подписания Соглашения о прекращении огня в регион не были введены миротворцы - конфликтующие стороны пытаются сами поддерживать порядок, несмотря на периодически возникающие локальные конфликты. Что же касается самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики, то на протяжении всех этих лет она имеет статус никем (даже Арменией) не признанного государства, что не мешает ей поддерживать активные экономические связи с Ереваном и использовать армянские паспорта и номерные знаки на машинах для выезда за пределы страны.
Основным сдерживающим возможное обострение ситуации в регионе фактором на протяжении всех истекших лет оставалась Минская группа ОБСЕ по карабахскому урегулированию. Официально в нее были включены девять стран-посредников, но основными действующими членами являются ее сопредседатели - Россия, США и Франция. В течение долгого времени странам-сопредседателям удавалось сохранять общий подход к переговорному процессу на основе признания status quo, то есть состояния замороженного конфликта, поскольку ни азербайджанская, ни армянская стороны не были готовы пойти на компромисс. Однако в последнее время, после признания западными странами независимости Косово и особенно в свете результатов российско-грузинской войны, ситуация стала меняться.
В конце августа 2009 года американский сопредседатель Минской группы Мэтью Брайза заявил о необходимости пересмотра формата деятельности Минской группы и решаемых ею задач, пока Россия как ее сопредседатель "не выполнит взятых на себя обязательств" (в отношении Грузии). Связав воедино эти две проблемы, Брайза тем самым поставил под сомнение роль Минской группы ОБСЕ как гаранта status quo, способствовавшего поддержанию мира в регионе до решения основных спорных вопросов.
В ноябре 2007 года на встрече глав правительств ОБСЕ министры иностранных дел России, США и Франции представили перечень основных принципов урегулирования конфликта, предложив принять на их основе подготовку проекта мирного договора. Ими был предложен конкретный план урегулирования конфликта, в соответствии с которым: армянская сторона должна освободить на первом этапе пять из семи оккупированных районов Азербайджана, куда начнут возвращаться азербайджанцы; в зону конфликта должны быть введены международные силы по поддержанию мира - миротворцы; ВПЛ из Азербайджана далее возвращаются в места своего проживания на территории НКР; после этого - в течение 10-15 лет - на территории НКР будет проведен референдум, который должен определить и закрепить статус республики.
План сразу же был подвергнут резкой критике со стороны оппозиции - как в Азербайджане, так, особенно, и в Армении. Лидеры НПО и общественные эксперты НКР заявили, что предложенный документ противоречит интересам Армении и Азербайджана, а переговорный процесс без участия НКР уже доказал свою несостоятельность.
Дальнейшее развитие событий показало, что пока стороны конфликта не пойдут на взаимные уступки, противоречия между ними будут углубляться. Опыт, однако, показал, что ни одна из них не была готова к принятию компромиссных, а значит, и непопулярных решений, а без этого урегулирование конфликта практически невозможно. За истекшие два десятилетия в обществах двух стран сложилась обстановка тотального неприятия и недоверия. В Армении основные положения Мадридских принципов рассматриваются как "сдача позиций" по принципиальным вопросам. В то же время азербайджанская общественность, главным образом оппозиция, считает недопустимым определение статуса Нагорного Карабаха посредством референдума, тем более в такие короткие сроки.
Обсуждению возможных вариантов решения были посвящены состоявшиеся в последние два года многократные встречи президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна. В ноябре 2008 года на встрече в подмосковной резиденции президента РФ Дмитрия Медведева была принята Майндорфская декларация о неприменении силы в разрешении конфликта, где, в частности, говорилось, что стороны выражают готовность способствовать оздоровлению ситуации на Южном Кавказе и установлению в регионе обстановки стабильности и безопасности путем политического урегулирования нагорнокарабахского конфликта на принципах и нормах международного права. Последний акцент представляется наиболее важным, ибо он косвенно указывает на сложившийся в рамках ОБСЕ приоритет территориальной целостности государств.
Обновленный по итогам всех состоявшихся встреч вариант мадридского документа был обсужден в июле 2009 года в Кракове и одобрен представителями США, Франции и России на встрече G8 в Италии.
По оценке международных экспертов, новый вариант соглашения не содержит существенных изменений и сейчас основная задача состоит в согласовании его базовых принципов. Необходимо также "созревание" общественного мнения обеих стран, в котором пока доминируют максималисты. Поиск компромиссов может быть трудным, но без него обойтись нельзя.
В условиях возросшей геополитической и геоэкономической значимости Южного Кавказа важна также позиция международных игроков. Упомянутое заявление Мэтью Брайзы объективно идет вразрез с интересами большинства государств ЕС, а также и Соединенных Штатов, имеющих на Южном Кавказе серьезные экономические позиции. Что же касается России, то она в нынешних условиях тоже не заинтересована в возникновении нового очага войны на своих южных границах.
В сложившихся условиях существенную роль может сыграть Турция, предложившая Армении реальный шанс выхода из изоляции в случае достижения компромиссных решений посредством создания регионального альянса "Платформа сотрудничества и стабильности на Кавказе". Согласно заявлениям турецких экспертов, нерешенность нагорнокарабахской проблемы становится все большим препятствием в кавказской политике Турции, смысл которой заключается в проведении сбалансированной политики в отношении Армении и Азербайджана. Однако любые региональные проекты на Южном Кавказе едва ли получат путевку в жизнь без поддержки таких крупных и заинтересованных игроков, как США, Европейский союз и Россия.

Процесс урегулирования конфликта
За послевоенные годы образовалась широкая пропасть между азербайджанской и армянской общинами Нагорного Карабаха. Это вызвано в первую очередь отсутствием прогресса в переговорах по выводу вооруженных сил с оккупированных азербайджанских территорий и возвращению ВПЛ. Однако, этому также содействовал отказ Азербайджана, до недавнего времени, разрешить какие-либо контакты с представителями властей или простыми людьми, живущими в Нагорном Карабахе. Активисты гражданского общества Азербайджана, которые подвергали сомнению политику правительства, вызвали недовольство властей. Так, в апреле 2003 года власти организовали группы "рассерженных граждан" для выступления против этих активистов и нападения на офисы Центра прав человека Азербайджана и Института мира и демократии за сотрудничество с армянами и поездку в Нагорный Карабах. Подобным нападкам подверглись и сотрудники Национального комитета Азербайджана Хельсинкской гражданской ассамблеи.
В июне 2005 года министерство иностранных дел Азербайджана сделало следующее заявление: "Азербайджанская сторона поддерживает призыв международного сообщества наладить прямые контакты между общинами и принять меры по укреплению доверия с целью преодолеть враждебность, достичь стабильности и взаимопонимания" .
Диалог и укрепление доверия может способствовать ускорению политического урегулирования конфликта и создать основу для сосуществования. Однако каналов налаживания контактов очень мало. Невозможно прямо попасть в Нагорный Карабах или Армению из Азербайджана. Телефонная связь между Азербайджаном и Нагорным Карабахом или Арменией не функционирует. Не существует программы, которая позволила бы беженцам и ВПЛ получить доступ к официальным документам, оставшимся в их прежних местах проживания. Обычные граждане получают мало нейтральной информации о событиях "на другой стороне". Существует всего лишь несколько программ гражданского общества, спонсируемых международными организациями, которые связывают Азербайджан, Армению и Нагорный Карабах.

Силовой и пакетный варианты решения конфликта
Необходимо отметить, что важнейшее значение при урегулировании карабахского конфликта будут иметь и то, каким образом будут осуществляться действия сторон.
Так же добавим, что с самого начала карабахских событий, сторонами (государственными деятелями, учеными, многими общественными и политическими организациями), были выдвинуты различные множество вариантов по решению карабахского конфликта. Проанализировав имеющиеся в нашем распоряжении источники, считаем необходимым, рассмотреть в данной работе (по нашему мнению) лишь те, которые реально могли бы быть реальным "выходом" из сложившейся ситуации.
Напомним, что нынешние позиции руководства Армении и Азербайджана по вопросу решения Карабахского конфликта настолько далеки друг от друга, что все попытки их сблизить пока проваливаются.
Считаем необходимым, рассмотреть силовой и пакетный варианты решения конфликта, т.к. несмотря на то, что они "провалились" ранее, но все же они могут быть применены сторонами.
Вариант решения конфликта с применением силы (силовой метод) на современном этапе, не исключен из списка возможных. Т.е., азербайджанская сторона в принципе может предпринять военную акцию с целью уничтожения мятежного анклава Нагорного Карабаха, а армянские стороны - с целью принуждения Азербайджана к большей уступчивости, например, путем захвата новых территорий Азербайджана вне Карабаха.
Формально все стороны конфликта высказываются за мирный путь разрешения конфликта, при этом, однако, Азербайджан в последнее время, когда переговоры зашли в тупик, не исключает также и военное решение "для восстановления территориальной целостности страны в соответствии с принципами ООН". По мнению армянской стороны, такое поведение не является неожиданным для страны, потерпевшей поражение в боевых действиях, но очевидно также, что подобные высказывания официального Баку как ничто другое наносят вред поискам компромиссов, для достижения которых прежде всего нужна атмосфера взаимного доверия. В ответ, азербайджанская сторона задается вопросом, готова ли была бы вести мирные переговоры с Азербайджаном если бы последняя оккупировала с помощью России территории Армении, населенные азербайджанцами и требовала создания на них нового независимого азербайджанского государства?
Добавим, что одним из возможных способов урегулирования может быть достигнут также с помощью внешнего силового принуждения ведущих мировых держав. Причем решение, естественно, может быть соотнесено с любым из перечисленных выше вариантов.
Пакетное решение - этот тип действий предполагает предварительное достижение сторонами согласия по всем спорным вопросам, заключение соглашений "в пакете", т.е., учитывающих все проблемы и аспекты будущего мира, и осуществление этих действий в дальнейшем. Поскольку, как было сказано выше, по этим вопросам, в первую очередь, по статусу НК, консенсуса не было достигнуто, то естественно, что все предложенные "пакетные" варианты (последний и самый известный из них тот, что был предложен сопредседателями Минской группы в июле 1997г.), оказались неосуществленными и были отложены в сторону. Однако, нынешнее руководство Армения заявляет, что остается приверженным пакетным принципам решения конфликта.

Концепция ассоциированного государства, как на один из вариантов решения конфликта
Политические деятели и ученые специалисты нередко обращают большое внимание на этнополитических конфликтов, включая и НК - конфликт. При этом обычно ссылаются на резолюции и декларации ООН, в частности на резолюцию N 2625, принятую Генеральной Ассамблеей ООН в 1970 г. "Декларация о принципах международного права относительно дружественных отношений и сотрудничества между государствами".
Декларация допускает три формы осуществления права наций на самоопределение - образование нового государства, ассоциация с уже существующим независимым государством или же статус другого уровня, если он одобрен свободным волеизъявлением данного народа. В данном случае интересен вариант свободной ассоциации с независимым государством.
Мы рассматриваем этот вариант так, но уже реализуется на практике .
На базе этого принципа Нагорный Карабах должен быть полностью самоуправляемым законным образованием в суверенном государстве Азербайджанской Республики. Нагорный Карабах должен быть внутри Азербайджана, ассоциированный с ним. Необходимо принять Основной Закон о статусе НК, на положениях которого и будет реализовано ассоциированное объединение НК с Азербайджаном.
Вооруженные силы Нагорного Карабаха должны постепенно сокращаться. Нагорный Карабах может иметь право содержать местные силы безопасности, включая силы самообороны, но не должна иметь наступательные военные силы. А Азербайджан приобретает право на размещение в Нагорном Карабахе только местных сил безопасности, но никакой системы оружия наступательного характера, в том числе вблизи Нагорного Карабаха.
Вариант ассоциированного государства хоть и отходит от безоговорочных требований подчинения Нагорного Карабаха законам и юрисдикции Азербайджана, тем не менее базируется на принципе непризнания независимости Нагорного Карабаха и рассматривает ее как часть Азербайджана с сохранением вертикального подчинения.
Таким образом, для Нагорного Карабаха есть возможность при сохранении некоторых политических символов фактически существовать в качестве независимого государства, формально оставаясь в составе Азербайджана.

Перспективы решения конфликта в настоящее время

На современном этапе, для разрешения конфликта необходимо последовательное укрепление доверия. Когда Азербайджан и Армения одновременно стали членами Совета Европы, Парламентская ассамблея заявила, что это должно "помочь создать атмосферу доверия и ослабления напряжения, необходимые для мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта". Резолюция 2005 года призвала оба государства способствовать примирению, укреплению доверия и взаимопониманию среди людей этих стран посредством школ, университетов и средств информации.
Совместное проживание все еще возможно в Азербайджане. По разным оценкам, число этнических армян в Азербайджане составляет от 3.000 до 30.000 . В основном это женщины, которые замужем за этническими азербайджанцами или русскими и проживают в Баку. Многие азербайджанцы из Баку и других больших городов вспоминают прежнее ежедневное общение с этническими армянами. По мнению некоторых, внезапное исчезновение армян из Баку существенно изменило столицу.
Однако рост стихийного национализма среди армян и азербайджанцев ставит препятствия на пути к диалогу и примирению. Избирательно трактуя историю, мифы, символы и религиозные образы, оба государства выдвинули сложные претензии по Нагорному Карабаху, которые исключают историческое присутствие и права друг друга. Нагорный Карабах стал доминирующим символом нации и государственности, способным использовать огромную эмоциональную энергию. Многие простые люди, особенно молодежь, считают, что сосуществование здесь уже не возможно. У армян выработался комплекс жертвы, который впервые возник после этнической чистки и резни, от которой они пострадали в конце существования Османской империи. Страх снова оказаться жертвой используется сегодня для оправдания контроля над Карабахом и ненависти к азербайджанцам. Этот страх усилился в результате злодеяний, совершенных азербайджанцами до и вовремя нагорно-карабахской войны. Этнические предрассудки армян основаны на укоренившихся стереотипах, которые идентифицируют азербайджанцев с турками, и, следовательно, связывают с ними цель совершить новый геноцид.
Отметим, что армянская сторона считает, что история доказывает невозможность совместного проживания между азербайджанцами и армянами. За последние пятнадцать лет и у азербайджанцев возникло чувство преследования со стороны армян, причем они используют практически тот же язык, включая использование термина "геноцид" для обозначения злодеяний армян.
Оба народа обвиняют друг друга в инициировании войны и в тех исторических трагедиях, которые выпали на их долю. Обе стороны игнорируют свою собственную ответственность. Каждая сторона изображает другую как агрессора, напавшего на невинное гражданское население. Полные ненависти истории об армянах, распространяются в Азербайджане посредством и государственного и независимого телевидения.
На современном этапе конфликт все еще реальность. Прошло более десяти лет после прекращения огня, но периодически возникают перестрелки, есть убитые и даже есть взятые в плен. Поскольку какие-либо международные силы не осуществляют мониторинга линии фронта, гражданские лица и солдаты иногда случайно пересекают ее и попадают в плен.
Опасность новой вспышки военных действий реальна. До сих пор фиксируются случаи нарушения прекращения огня. Высокопоставленные чиновники Азербайджана неоднократно заявляли, что они предпочитают разрешить конфликт на основе мирных переговоров, но если это не приведет к решению проблемы, они прибегнут к военной силе.
Сегодня разрешение нагорно-карабахского конфликта постоянно упоминается как проблема страны N1.
Большая часть общественности требует безоговорочного возвращения всех оккупированных территорий, включая Нагорный Карабах, и не связывает никаких надежд с переговорами и мирным урегулированием. Власти Армении и Нагорного Карабаха заявляют, что готовы дать отпор любому наступлению Азербайджана.
Несмотря на то, что военное решение кажется привлекательным некоторым в обеих странах, но люди сдержанно относятся к возобновлению военных действий. Пропаганда войны в Азербайджане не отражает истинного мнения большинства населения, что делает военный вариант решения конфликта маловероятным на современном этапе.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован